Главная :: События, факты, мнения :: Публикации :: В. Кресс: "ТЭК - основа устойчивого развития экономики Сибири".

Публикации

В. Кресс: "ТЭК - основа устойчивого развития экономики Сибири".

1 РАЗДЕЛ. О ЗНАЧЕНИИ ТЭКа.

Значение ТЭКа в экономическом и социальном развитии хоть России, хоть Сибири трудно переоценить. Напомню некоторые известные данные:

  • На ТЭК в России приходится 20% ВВП, 30% доходов консолидированного бюджета, свыше 50% доходов федерального бюджета, 45% валютных поступлений, 25% промышленного производства. ТЭК в российском экспорте занимает 56%, причем половина приходится на сырую нефть.
  • Известно, что сегодня лидирующими темпами приращивают потенциал регионы с экспортноориентированными отраслями производства. К примеру, по последним данным Минэкономразвития из Сибирского Федерального округа лидируют Томская и Омская области. Цены на сырье определяют темпы развития всех иных отраслей промышленности.
  • Но ТЭК является не только основой развития экономики, но основным источником наполнения бюджета, а значит и всех социальных программ. К примеру, инновационный путь развития, о котором говорит сегодня наш Президент, а также мы будем говорить сегодня на нашем заседании, возможен в том числе если есть перспективы у ТЭКа. Парадокс в том, что избавиться от сырьевой зависимости России, что предусмотрено энергетической стратегией, возможно лишь при новых инвестициях в ТЭК.

Сибирский Федеральный округ играет ключевую роль в энергообеспечении России. На территории СФО сосредоточено более 80 % запасов угля, 45 % - гидроэнергетического потенциала страны, значительные запасы нефти, природного газа, конденсата. В федеральном округе добывается около 80 % угля в России, организованы его поставки на Урал, в европейскую часть страны, на Дальний Восток, ведется экспорт в Западную Европу, на Ближний Восток, в страны АТР.

Крупным центром добычи нефти в России является и Томская область. В последние годы добыча нефти в округе росла быстрыми темпами. Томская область - единственный регион в стране, где в 2002 г. был превзойден пиковый уровень добычи нефти, достигнутый в конце 80-х гг. В области активно реализуется газовая программа. В годы прошедшего десятилетия начата добыча нефти в Новосибирской и Омской областях.

Имеются огромные перспективы по развитию нефтяной, газовой промышленности в Красноярском крае и Иркутской области. В перспективе возможна организация крупномасштабных поставок электроэнергии в другие регионы страны и на экспорт в Казахстан, Китай, Корею.

В 2002 году в Сибири было добыто более 75% всех производимых в России первичных энергоресурсов.

РАЗДЕЛ 2. О СОСТОЯНИИ ТЭКа В СИБИРСКОМ ФЕДЕРАЛЬНОМ ОКРУГЕ И ПРОБЛЕМАХ ЕГО РАЗВИТИЯ.

Основные приоритеты:

1. Наращивание добычи нефти.

Как уже было сказано, перспективной, с точки зрения нефтяной отрасли, является Томская область. В нашей области разработана стратегия на этот счет, которая предусматривает увеличение добычи нефти до 13-15 млн. тонн в год. Не могу не отметить заслуг компании ЮКОС в этом процессе.

Важное направление развития нефтяной промышленности России - освоение месторождений Восточной Сибири и Республики Саха (Якутия), с доведением добычи нефти в 2020 г. до 60-80 млн. тонн, в том числе в Красноярском крае до 30-45, Иркутской области - до 15-25, Республике Саха (Якутия) до 10-15.

В этом случае добыча нефти в СФО может быть доведена до 85-90 млн. тонн.

Первоочередными задачами при формировании нефтяной промышленности Восточной Сибири являются:

  1. Завершение разведки и ввод в разработку гигантских Юрубчено-Тохомского и Куюмбинского месторождений в Эвенкийском автономном округе.
  2. Освоение Верхнечонского месторождения в Иркутской области.
  3. Соединение этих месторождений трубопроводами до транссибирского магистрального нефтепровода, продление нефтепровода от Ангарска на Восток по территории Республики Бурятия и Читинской области с выходом на Китай через Забайкальск. В последующем нефтепровод следует продлить по российской территории к портам на Тихом океане.

2. Формирование газовой отрасли в Сибирском округе.

Конечно, главным центром добычи газа в стране останется Ямало-Ненецкий автономный округ. Но и Сибирскому федеральному округу в решении стратегических задач развития газовой промышленности принадлежит важная роль. Будет расти добыча газа в Томской области. При выводе на проектную мощность Мыльджинского и Северо-Васюганского месторождений, вводе в разработку Казанского месторождения, развитии транспортной инфраструктуры добыча газа в области будет доведена до 9-10 млрд. м3. Решающая роль в достижении этой важнейшей цели принадлежит ОАО "Востокгазпром". И именно "Востокгазпром" при поддержке регионов создал в реформируемый период новую отрасль в Западной Сибири. Важной задачей является строительство конденсатопровода из газодобывающих районов на севере Томской области до Томска.

В последнее десятилетие на севере Иркутской области было разведано в древних породах с возрастом около 600 млн. лет уникальное Ковыктинское газоконденсатное месторождение. Отчет по подсчету запасов этого месторождения компания РУСИАпетролеум на днях передала в ГКЗ России. Ввод в разработку Ковыктинского газоконденсатного месторождения, развитие транспортной, газоперерабатывающей и газохимической инфраструктуры являются первоочередными задачами формирования газовой промышленности на востоке округа. В дальнейшем предполагается организация крупномасштабной добычи попутного нефтяного газа на Юрубчено-Тохомском и Куюмбинском месторождениях, ввод в разработку Собинского месторождений, и подключение их к системам магистрального транспорта газа.

Однако газовая отрасль - это не только добыча, но и продуктопроводы (например, для Томской области Лугинецкое-ТНХК), газоперерабатывающие заводы, подземное хранилище газа, сеть газозаправочных станций. Самую главную пользу жители Сибирского федерального округа от газовой программы должны увидеть в газификации своих населенных пунктов. Нужно заметить, что газификация быта в Сибири резко отстает от европейской части России.

Томская область может претендовать на роль ключевой в освоении названного приоритета. "Томсктрансгаз" уже сегодня обеспечивает газом несколько сибирских краев и областей, а "дочка Газпрома" - "Востокгазпром" имеет отделения в регионах СФО.

3. Переход к более масштабному использованию угля в большой энергетике.

Одной из приоритетных задач совершенствования топливно-энергетического баланса России должна стать подготовка и поэтапный переход к более масштабному использованию угля в энергетике. Новая версия "Энергетической стратегии России на период до 2020 года" предусматривает, что для обеспечения надежного энергообеспечения страны доля угля в общем объеме потребления котельно-печного топлива должна быть увеличена, что потребует и увеличение добычи угля почти в два раза. Я полагаю, что на этом подробнее остановится Аман Гумирович Тулеев.

4. Не отрекаться от атомной энергетики.

В настоящее время доля атомной энергетики составляет около 15% от производимой в России электроэнергии. По прогнозам Минатома доля атомной энергетики пусть медленно, но будет расти из года в год. В планах Министерства достроить блоки атомных станций высокой степени готовности. Кроме того, есть определенный резерв и на имеющихся АЭС. Некоторые из атомных станций сегодня работают не в полную мощность. Однако все эти намерения связаны с европейской частью России. Планы Правительства РФ, Минатома по развитию атомной энергетики в Сибири пока туманны. Понятно, что здесь много других энергетических источников: большие запасы гидроресурсов, угля, нефти, газа.

Но все-таки, на мой взгляд, не нужно отказываться и от развития в Сибири атомной энергетики. Для этого у нас существуют все предпосылки. В Сибири есть необходимая производственная база. В Краснокаменске осуществляется добыча природного урана. В Ангарске и Северске проводится его конверсия и обогащение, в Новосибирске изготовление топлива. В Северске и Красноярске оно сжигается. Кроме того, в Красноярске есть хранилища отработанного ядерного топлива. У нас имеются квалифицированные специалисты, которые работают на комбинатах в Северске и атомградах Красноярска.

Думаю, можно обсуждать вопросы строительства атомной станции на этих территориях. В Красноярске планируется расширять хранилище отработанного топлива. Томская область является энергодефицитной территорией. А в связи с российско-американским соглашением о прекращении выработки оружейного плутония будут закрыты северские реакторы. И до 2006 г. нам необходимо решить проблему обеспечения теплом части города Томска. В федеральной целевой программе "Энергоэффективная экономика" предусмотрена разработка технико-экономического обоснования создания в Северске двухблочной АЭС до 2009 г.

5. Реформы ТЭКа и ЖКХ - одновременно.

Я хотел бы поддержать инициативу РАО ЕЭС и Газпрома по решению коммунальных проблем России. Всем известно, что сибирские губернаторы не были согласны с реформой электроэнергетики, образно говоря, "по Чубайсу", в том числе потому, что в ней не учитывалась теплоэнергетика. А для Сибири это более чем актуально.

Сейчас в ряде регионов планируется создание дочерних компаний ОАО РКС и начнется реализация большого общероссийского коммунального проекта. Томская область также хотела бы поучаствовать в этом эксперименте, стать пилотным регионом. При этом мы в Томской области уже сделали некоторые важные шаги в реформе ЖКХ:

  • В этом году начата реализация программы "Народный счетчик", предполагающая установку приборов учета тепла во всех муниципальных домах и бюджетных учреждениях до 1 сентября этого года в г. Томске, а в течение ближайших двух лет во всех других городах области.
  • На днях Томской городской думой принято решение о передаче муниципальных тепловых сетей АО "Томскэнерго". Ранее эта региональная энергокомпания приняла в доверительное управление муниципальные электрические сети, энергетическое оборудование, котельные с правом последующего переоформления имущества в собственность. Эти шаги позволят синхронизировать реформу электроэнергетики и ЖКХ.
  • В Томской области уже три года происходят структурные изменения системы ЖКХ, созданы конкурирующие с ПЖРТ частные коммунальные службы, взявшие в управление коммунальные системы нескольких райцентров.
  • Томский нефтехимический комбинат имеет возможности для производства полиэтиленовых труб, используемых при ремонте коммунальных систем.
  • Мы, как нам кажется, лучше других территорий раскрутили систему выдачи жилищных субсидий, в том числе и в селе.

Можно говорить и о других приоритетах, к примеру, энергоэффективности и энергосбережения. Но эти вопросы мы уже рассматривали на заседаниях Сибирского Соглашения.

Итак, федеральному центру России понятно, что ТЭК Сибири - это основа ТЭКа России. В этой связи мне особо хотелось бы остановиться на некоторых проблемах, которые сегодня решаются российским руководством, однако еще не решены окончательно. Выделю всего лишь три проблемы.

1-ая проблема. Руководство, губернаторы, главы законодательных органов власти Сибирского Федерального округа должны не позволить осуществиться планам, которые в частности вынашивает Министерство природных ресурсов по отлучении регионов от пользования недрами.

В представленных в октябре 2002 года и начале 2003 года Министерством природных ресурсов проектах Кодекса "О недрах" и Федерального Закона "О недрах" предлагается лишить регионы права "второго ключа", заменив принцип совместного ведения согласованием, оставив при этом ответственность за социально-экономическое развитие субъектам Федерации. Так и хочется воскликнуть: "Возьми рубль и ни в чем себе не отказывай!".

Внятной аргументации, для чего это делается, от федерального центра мы не получили. Однако в то же время с принятием этого закона возникают ряд опасных моментов. Так, закон ущемляет права регионов и противоречит Конституции РФ, в которой говорится о совместном недропользовании Федерации и регионов.

Для государства намного безопаснее, когда ключ находится в двух, а не в одних руках. Ведь сразу возникает вопрос: "Кому доверить ключ?" У президента, гаранта Конституции, нет возможности лично контролировать каждую тактическую ситуацию. У министра природных ресурсов тоже. Так что, "держателем" ключа будет, по всей вероятности, чиновник невысокого уровня. И он единственный станет решать, быть или не быть тому или иному проекту, что в принципе неправильно! А так хотя бы два чиновника поспорят между собой, друг друга проконтролируют.

Строго говоря, не существует проблемы одного или двух ключей, а есть проблема прав и ответственности различных уровней управления. И если центр заберет себе все полномочия в принятии решений по управлению недрами, то он автоматически возьмет на себя и всю ответственность. Но подобное чревато тем, что абсолютно никакой инициативы со стороны регионов в вопросе рационального управления недрами проявляться не будет. А из центра досконально с ситуацией в добывающих регионах, например в Сибири или на Крайнем Севере, не разобраться. Это нереально сегодня ? все управление ресурсами проводить из центра. Если мы пойдем по такому пути, то окажем медвежью услугу нашему государству.

Я предлагаю совершенно иной подход ? передать федеральные функции управления природными ресурсами избранным руководителям регионов на основании их контрактов с президентом или Правительством. Причем с их полной юридической, материальной и моральной ответственностью за соблюдение российского законодательства и обеспечение оптимального природопользования.

Я и мои коллеги считаем, что для повышения управляемости природными ресурсами необходимо обеспечить баланс интересов регионов и Федерации, а также усилить ответственность за выполнение лицензионных соглашений как со стороны государства, так и со стороны недропользователей.

По мнению большинства неправительственных экспертов, в развитие существующего Закона о недрах требовалось разработать и принять Закон о лицензировании недропользования, а также Закон о воспроизводстве минерально-сырьевой базы. Нам следовало бы также принять Закон о нефти и Закон о газе, где, как в инструкции, надо все подробно прописать: что делать бизнесу и государству от начала разведки и до момента консервации скважин, то есть дать всю процедуру недропользования. Очень дорого обходится стране ситуация, когда многие работают не в рамках закона.

Вместо этого мы получаем варианты нового Закона о недрах, причем не самого лучшего качества, опять меняющего, и весьма серьезно, правила игры. Но природоресурсный сектор не терпит частой смены правил, поскольку производственный цикл в нем очень длительный. Например, в нефтяном секторе от начала разведки до первого фонтана проходит в среднем десять лет, затем еще лет 20 скважины работают. А у нас за это время может несколько поколений законов смениться, что наносит огромный ущерб как недропользователю, так и государству. Какие уж тут инвестиции, если нет долговременных гарантий по неизменности основных правил ведения недропользования! И все это оттого, что исполнительная власть, которая, согласно распространенной во всем мире практике, призвана быть основным законотворцем, не привлекает уже на начальной стадии к активной работе над законопроектами в качестве экспертов парламентариев, представителей регионов и бизнеса.

Настораживает позиция федерального центра, который продолжает централизацию ресурсов в Москве. Начало было положено новыми принципами распределения налогов, собираемых на территории, завершением может стать указанный законопроект. Так, в 2001-2002 годах в Томской области не проведено ни одного конкурса или аукциона на право пользования недрами. На все наши предложения мы получаем вполне циничный ответ в федеральном центре: "А у нас нефти в России достаточно".

Администрация Томской области еще два года назад подала заявки на проведение аукционов по геологоразведке пяти участков. У нас есть инвесторы, заинтересованные во вложении средств в них. Однако Министерством природных ресурсов до сих пор не принято решение.

Кроме того, еще до принятия пресловутого закона о недропользовании Министерство пытается взять лицензирование под свой полный контроль. Иначе никак нельзя объяснить попытку комиссии по лицензированию отобрать почти 30 лицензий у томских недропользователей. Причем все нарушения найдены комиссией Министерства по формальному признаку. Из-за того, что мы опять-таки на уровне Москвы не можем внести изменения в существующие и уже устаревшие лицензионные соглашения.

Например, в одном из соглашений записано еще со времен СССР, что недропользователь ежегодно должен бурить определенное количество скважин на участке. Но в настоящее время ему не выгодно этого делать. А подготовленные нами новые лицензионные соглашения зависли в Министерстве.

2-ая проблема. Без геологоразведки ни у нефтяников, ни у газовиков нет будущего.

Хорошо известно, что в последние годы происходит качественное ухудшение сырьевой базы в районах с развитой нефтедобычей. Более того, устойчивое развитие ТЭКа возможно только на базе новых геологоразведочных работ. Однако не только на сибирском, но и на российском уровне геолого-геофическое изучение территорий с целью выявления новых районов добычи нефти и газа заморожено.

И причина этого, в многом, в неправильных действиях Министерства природных ресурсов. После отмены налога на воспроизводство минерально-сырьевой базы, за счет которого и проводились геологоразведочные работы, предполагалось, что в геологоразведку будут вкладывать частные инвесторы. Однако условия для этого не были созданы. Более того, от Минприроды есть предложения государству полностью взять на свои плечи первые этапы освоения, связанные с поиском и разведкой. Но для того, чтобы произвести 1 млн. тонн нефти, нужно миллиард долларов вложить. У государства нет возможности 20-30 млрд. долларов ежегодно тратить на геологоразведку. А следовательно, разведка будет вестись очень низкими темпами, а решения по ее проведению будут зависеть от конкретного чиновника Министерства. В настоящее время деньги на геологоразведку выделяются в малом количестве и по федеральным программам. Ни одна страна по такому пути не идет.

Хотя уже известны приоритетные районы проведения подобных работ. Это восток Томской области и запад Красноярского края на левобережье Енисея, где по прогнозам ученых может быть выявлена новая перспективная Предъенисейская нефтегазоносная субпровинция. Большие объемы работ необходимо выполнить в Эвенкийском автономном округе в междуречье рек Нижняя и Подкаменная Тунгусска, в Нижнем Приангарье в Красноярском крае, на территории большей части Иркутской области.

Энергетическая стратегия России предусматривает, что к 2005 году темпы воспроизводства материально-сырьевой базы должны соответствовать уровню объемов добычи. А темп открытия новых месторождения должен опережать добычу на 20-40% в год.

И еще об одном в этой связи. Инвесторами для геологических исследований должны выступить сами недропользователи. Понимаю, что им не очень этого хочется. Но полагаю одновременно, что они должны отработать доставшиеся им уже разведанные ранее государством запасы нефти и газа.

3-я проблема. Я хотел бы, чтобы губернаторы поддержали так называемых олигархов в деле включения частного капитала в развитие трубопроводов.

В настоящий момент подавляющее большинство нефтегазопроводов в России принадлежит государству. Нефтепроводы находятся в собственности "Транснефти", а газопроводами владеет "Газпром". У российских нефтегазовых компаний есть несколько проектов строительства частных экспортных нефте- и газопроводов. Но правительство считает, что все нефтепроводы должны оставаться в собственности государства.

В 2002 году Россия занимала второе место в мире по добыче сырой нефти, однако экспортный потенциал страны явно был ограничен низкой пропускной способностью российских нефтепроводов. Если в стране не будут построены новые нефтепроводы, то России придется сократить экспорт нефти на 1 миллион баррелей в сутки (50 миллионов тонн нефти в год), когда сегодняшние высокие цены на нефть упадут до 20 $ за баррель. Поэтому строительство частных нефтепроводов является необходимым условием для увеличения добычи сырья.

Для газификации южных районов Сибири целесообразно развитие существующей Западносибирской газопроводной системы и создание Восточносибирской системы транспорта газа. Необходимо соединение трубопроводной сетью будущих газодобывающих центров Эвенкии, Нижнего Прианграья, Иркутской области. Потоки газа должны пойти как на юг и запад с газификацией юга Красноярского края, Новосибирской и Кемеровской областей, Алтайского края, Республик Хакасия, Тывы, Горный Алтай, так и на юг и восток в Иркутскую область, Республику Бурятия и Читинскую область с выходом на российский Дальний Восток и в северо-восточные районы КНР и, возможно, в Корею. Нефтепроводы и газопроводы в Восточной Сибири необходимо строить в единых транспортных коридорах. Магистральный газопровод Новосибирск-Барнаул должен быть продлен в направлении Бийска - Горно-Алтайска.

Скажу про эту проблему на примере Томской области. Нефтяной компании невыгодно утилизировать попутный газ. Сжигать его в факелах более рентабельно. В это же время Томский нефтехимический комбинат остро нуждается в этом виде сырья. Нерациональному использованию газа способствует в том числе транспортная схема. Она имеет выход только на южные регионы Западной Сибири (газопровод Нижневартовск-Кузбасс). Выход на экспортный газопровод отсутствует.

Аналогичные рассуждения можно привести и по нефти. Если у нефтяников пропадет стимул в наращивании добычи, а этому может способствовать отсутствие транспортной составляющей, то инвестиции рассеются как туман.

Необходимо четко прописать условия вложения частных инвестиций. Если инвестор открыл это месторождение, то ему нужно компенсировать риски в виде выдачи приоритета на право дальнейшей эксплуатации. Но эксплуатируется месторождение уже на условиях, которые выставляет государство. Если инвестор нашел месторождение, но не имеет средств для дальнейшей разработки, тогда он должен отойти в сторону. Ему компенсируют затраты, которые были утверждены в технико-экономическом обосновании. А дальше допускать другого инвестора.

И в заключение. Идет постоянный спор о системе налогообложения в нефтяной и газовой отраслях. Правительство предлагает перейти на систему налогообложения, состоящую из трех частей: платежей за пользование недрами (роялти), налога на прибыль и налога на сверхприбыль. За счет налогов на сверхприбыль предлагается образование так называемого стабилизационного фонда. Россия собирается пойти по пути других стран, откладывающих нефтедоллары на будущее. На некоторых территориях России существуют примерные аналоги (Ханты-Мансийский автономный округ и Сахалинская область). Я также в своем Послании депутатам Государственной Думы Томской области поставил такую задачу, назвав это Фондом Будущих Поколений. Хотелось бы знать мнение участников Сибирского Соглашения на подобные проекты.

Естественно, что большую часть своего выступления я посвятил нефти и газу. Думаю, что следующие выступающие остановятся подробнее на угле, электроэнергии, а, возможно, и на иных составляющих ТЭКа Сибирского федерального округа.


Источник:
Опубликована: 14 апреля 2003 г.

Последнии публикации

25 июля Время «гринфилда». В Томске создают Центр биомедицины и биотехнологий

21 июня «Прорыв» на подступах к БРЕСТу

31 мая В Сибирь с Елисейских полей. Французские атомщики изучали опыт российских коллег

24 мая Умный архив. Как СИБУР на U-NOVUSе проблемы цифровизации решал

1 марта Росатом и Томская область расширили соглашение в сфере цифровизации