Главная :: События, факты, мнения :: Публикации :: В. Кресс, губернатор Томской области: "Меньше конкурировать, больше сотрудничать".

Публикации

В. Кресс, губернатор Томской области: "Меньше конкурировать, больше сотрудничать".

Томскую область в последние годы отличает стабильность. Здесь развивается нефтегазовый комплекс, набирает темпы строительная отрасль, власть делает ставку на науку и инновации. Но Томскую область нельзя идеализировать. При всех ее плюсах есть масса проблем, как не решаемых годами, так и возникших в последнее время. О проблемах и перспективах развития корреспонденту «Континента Сибирь» СЕРГЕЮ БОБРОВУ рассказывает губернатор Томской области ВИКТОР КРЕСС.

- Томская область - территория инновационного развития, но пока вам не уйти от сырьевой зависимости. И проблемы здесь нарастают, как снежный ком. ЮКОС рухнул, средства на нефтеразведку выделяются мизерные, с газовой отраслью тоже не все гладко. Что вы об этом думаете?

- Проблем действительно много. И главная из них - ЮКОС. Еще ряд компаний, в том числе «Томскнефть», вроде как под ЮКОСом, но его самого по сути уже нет. Там никто не управляет, правление сбежало, в Москве решать вопросы не с кем. Предвидя эту ситуацию, мы в прошлом году добились того, чтобы «Томскнефть» сама сегодня продавала сырье, а не через структуры ЮКОСа. Для нас, конечно, важно, чтобы этот период безвременья, неопределенности быстрее закончился. В этой ситуации, считаю, надо создавать Сибирскую нефтяную компанию. Если ничего не делать, московские компании купят «Томскнефть», купят переработку в Ачинске и Ангарске... Все головные офисы - в Москве, там и будут платиться налоги.

- Что вы уже потеряли от крушения «юкосовской империи»?

- Мы потеряли часть инвестиций. Потеряли вложения в развитие «Томскнефти», вложения в геологоразведку, разработку новых месторождений, в строительство дорог, ЛЭП... Свернута часть социальных программ - примерно на 200 млн рублей. Хотя это мелочи от того, что мы могли иметь. ЮКОС, считаю, должен был решать значительно больше социальных задач. Как и многие компании, они рубль вкладывали в социальную сферу, а 10 рублей - в собственный пиар, чтобы рассказать об этом. Больницу в Александрово 10 лет не можем построить, а ведь это район, в котором добывается нефть.

- Вы активизировали контакты с «ЕвразХолдингом». Может быть, именно «Евраз» станет стратегическим партнером Томской области вместо выбывшего ЮКОСа?

- Да ничего пока, по большому счету, не решено. Мы и с РУСАЛом ведем переговоры. Почему «Евраз»? Да потому что рядом металлургические заводы - в Кузбассе, куда сырье завозится из Мурманска, Курска, Казахстана. Они начали серьезно рассматривать вопрос о строительстве на востоке морского терминала для завоза руды из Австралии. А у нас под боком Бакчарское железорудное месторождение. Месторасположение его сложное, залегание руды - 200-300 метров, с традиционными способами добычи там делать нечего. Месторождение еще толком не оконтурено. Для того чтобы все оформить по международным стандартам, чтобы сесть за стол переговоров с потенциальными партнерами, надо вложить еще приличные деньги.

- С кем еще ведутся переговоры?

- Подписано соглашение с «Роснефтью». Она, правда, занимается небольшими месторождениями, но это тоже дело нужное. В конце прошлого года мы провели аукцион и продали семь левобережных площадок нескольким структурам «Роснефти». Будем с ними работать и по правому берегу.

- Кстати, как идет программа освоения правобережья Оби?

- Пока идет только геологоразведка. Последние годы центр практически не выдавал на разведку деньги, сейчас начали получать хоть что-то. Выделили нам 300 с лишним миллионов рублей. Приходится буквально выбивать эти средства. Доказывать, убеждать. Сейчас работаем над программой следующего года. На 2006 год хотим эту цифру как минимум удвоить, а может быть, утроить.

Беда в том, что в России нет закона, который бы защищал мелких недропользователей. Антимонопольный закон вроде бы и есть, но он плохо действует. До прихода ЮКОСа у нас было несколько мелких компаний, причем с иностранным капиталом. Потом их всех поглотили.

- В Томской области есть большие запасы другого сырья - леса и торфа. Есть ли какие-то программы по развитию этих сфер?

- По лесу много программ, но они пока лопаются, как мыльные пузыри. Потому что налоговое законодательство у нас одинаковое для всех отраслей: и для нефтегазового, и для лесопромышленного комплекса, и для машиностроения. Что такое лесопромышленный комплекс в Сибири? Рынки сбыта - за тысячи километров, в цене - огромная транспортная составляющая. Леса много, но взять его, чтобы это было экономически выгодно, по белым схемам практически невозможно.

- Так не надо кругляком торговать, надо развивать деревопереработку...

- Она тоже невыгодна. Вот мы с немцами не один год ведем переговоры. Если б было выгодно, совместное деревоперерабатывающее производство уже давно бы запустили. Рентабельность - в лучшем случае 3-4%.

Парадокс: в Томской области огромные запасы леса, но заниматься им проблематично. Мы севернее, в стороне, должны автотранспортом довезти лес к реке, сплавить, потом уже перегрузить на железную дорогу. Переработка возможна только на юге области, а на севере, где лес и должен добываться, нет централизованного электроснабжения, там только дизель-генераторы. Киловатт-час обходится в 5-7 рублей. Бревно из тайги надо привезти хотя бы в Белый Яр, дорога - 500-700 километров. Значит, 500-700 рублей надо затратить только на перемещение кубометра леса.

В стране есть более привлекательные лесные проекты, поэтому крупный бизнес шел в первую очередь в Красноярский край, Иркутскую область. Сейчас начинают приходить к нам. Тот же «ЕвразХолдинг» - там солидный лесной блок, они миллионами кубометров добывают древесину в Красноярском крае и Иркутской области и перерабатывают.

Все равно за лесом - будущее. Спрос на древесину ежегодно возрастает на 40%, значит, заготавливать томский лес скоро будет выгодно и прибыльно.

- Экономика области развивается и за счет других направлений. В частности, за счет пищевой промышленности. Ряд предприятий, например, «Том-Мас» и «Томское пиво», уже активно осваивают соседние территории. Какие надежды вы связываете с несырьевым сектором?

- Сырья бояться не надо. Многие территории и страны хотели бы, чтобы у них были нефть, газ, уголь... Где сырье, там, как правило, и инновации, и инвестиции.

Что касается вашего вопроса, то в постсоветское время мы можем гордиться развитием пищевой промышленности. Мы всячески поощряем экспансию наших предприятий в другие регионы. Лучше, если бы мы продавали готовую продукцию, но у нас бедный сырьевой продовольственный рынок. Продовольственную пшеницу в советское время мы вообще не производили. Сейчас в хорошие годы обеспечиваем себя процентов на 30-40. В 2003-м и 2004 годах, к примеру, эти цифры были вообще на уровне 10-12%. Мы вынуждены покупать продовольственное сырье в других регионах. Это все равно выгодно: мы его перерабатываем, продаем готовую продукцию. Тот же «Том-Мас» купил завод в Чанах Новосибирской области. Ведет переговоры с Маслянинским сырзаводом. Скорее всего, «Том-Мас» купит его контрольный пакет акций. Мы всячески поддерживаем «Томское пиво», которое 2/3 своей продукции продает за пределы области. Встает на ноги свинокомплекс «Томский» Сибирской аграрной группы. В прошлом году он занял пятую строчку среди четырех десятков свинокомплексов России. На его базе будет создаваться холдинг. Это будет единая цепочка: производство зерна - переработка на корма - мясо - прилавок.

Ну и дикоросы мы раскрутили лучше других территорий. Есть у нас Томская продовольственная компания, заготавливающая не только в наших лесах, но и в Алтайском крае ягоды, грибы. Выращивают наши предприниматели разные виды капусты, фасоль стручковую. Заготавливают рыбу. Есть у них консервный цех. Мы во многом потеснили, например, «Хортекс».

- А как вы относитесь к экспансии сторонних товаропроизводителей на вашей территории? Вас ведь не может радовать присутствие на томских прилавках завозного продовольствия.

- Конечно, есть недовольство. Но вопрос в том, какими методами власть выражает это недовольство. Я не позволяю себе пускать в ход административные методы. Мне мои жалуются: что ты нас не защищаешь. Я им отвечаю: если я закрою область, вы не будете чувствовать дыхания конкурентов в затылок. Возомните себя монополистами, станете завышать цену, снизится качество продукции. Вы должны работать так, чтобы приоритет покупатели отдавали именно вам. А помочь в другом - пожалуйста. Снизим административные барьеры, уменьшим число проверок. Как я могу запретить ввоз продукции из соседних областей? Потом и нас не пустят в другие регионы.

Да, нам объективно сложнее конкурировать. У нас почвы хуже. Поэтому мы единственные в Сибири, кто поддерживает село субсидиями. На реализованный литр молока мы выделяем деньги из бюджета. Таким образом, восполняем повышенные затраты на производство.

- В Берлине прошла презентация вашего региона, и томские компании приняли участие в Ганноверской научно-промышленной ярмарке. Есть ли результаты?

- Безрезультатно мы в Германию не ездим, а в Ганноверской ярмарке принимаем участие уже девятый раз, мы там - долгожители и имеем свою постоянную экспозицию. Однако результативность таких поездок определяется не столько экономическими, сколько политическими категориями. Мы продвигаем имидж Томской области среди немецких промышленников. Они будут вкладывать деньги в российский регион, где есть сырьевые и интеллектуальные ресурсы и низкие политические риски. Мы этим требованиям отвечаем и не стесняемся об этом рассказывать в Германии на самом высоком уровне. Наш последний визит в Берлин и Ганновер позволил завязать отношения с рядом видных политиков, в том числе с премьер-министром земли Нижняя Саксония господином Вульфом, который запланировал на осень посещение Томска. Кроме того, томская инновационная компания «ЭлеСи» впервые выставила в Ганновере и программный продукт, и готовые разработки в виде аутсорсинговых систем контроля за давлением в нефтепроводах, вызвав тем самым неподдельный интерес среди специалистов из разных стран. Компания «Элекард» подписала соглашение с немецкими предпринимателями о создании совместного предприятия в сфере телекоммуникаций.

- Как вы считаете, какие сегменты томской экономики могут особо заинтересовать немецких партнеров?

- Сегодня у нас сложились хорошие контакты с Германией в области высшего образования. Вузы сотрудничают и по научным работам, и по педагогической деятельности, и по студенческому обмену. Свои представительства в Германии имеет Томский политехнический университет, их планирует открыть Томский университет систем управления и радиоэлектроники. Институты нашего Академгородка получают заказы от Германии. Безусловно, интересны наши сырьевые ресурсы - нефть, газ, лес. Можем заинтересовать немцев и своей сельскохозяйственной продукцией, которая экологически чище, чем во многих других регионах России, и уж тем более в Европе.

- Проводит ли администрация области политику по поддержке предприятий, занимающихся экспортом инноваций?

- Многие из наших компаний сами имеют прочные контакты в других странах. Им больше надо помогать в другой сфере - лоббировать их интересы на федеральном уровне. Тот же «Микран» производит средства связи, а «Газпром» покупает такую же продукцию за рубежом в 3-4 раза дороже. И механизмов, запрещающих это, на федеральном уровне нет. Ведь снабженцам интереснее лететь в Гамбург, нежели в Томск. И мы, и депутаты ставили этот вопрос на самом высоком уровне, но┘ Приведу пример. Я был у президента со своими предложениями в декабре прошлого года. Получил резолюцию о включении Томской области в планы создания IT-зон. Было дано поручение руководителю президентской администрации Медведеву, главе Минэкономразвития Грефу. Но президент с Грефом и Рейманом почему-то поехал в Новосибирск, а не в Томск. Начинаем разбираться, оказывается, встречу в Новосибирске организовывал министр связи Рейман. Выхожу на Медведева, он говорит: «Ошибочка вышла, мы Томскую область не забудем». «Не забудем», но ни в какие планы она не попала. О чем это говорит? Разноведомственность. А общей программы нет.

Многие территории хотят войти в федеральные пилотные проекты. Но здесь должен быть конкурс. Проекта достоин не тот, кто громче кричит, а тот, кто лучше работает. Я ничего плохого не хочу сказать о Новосибирской области, я лишь констатирую факты. Сейчас, по большому счету, идет жесткая конкуренция между регионами. С одной стороны, это хорошо, с другой стороны - в Сибири мы должны меньше конкурировать, а больше сотрудничать.


Источник: Газета «Континент Сибирь»
Опубликована: 29 апреля 2005 г.

Последнии публикации

25 июля Время «гринфилда». В Томске создают Центр биомедицины и биотехнологий

21 июня «Прорыв» на подступах к БРЕСТу

31 мая В Сибирь с Елисейских полей. Французские атомщики изучали опыт российских коллег

24 мая Умный архив. Как СИБУР на U-NOVUSе проблемы цифровизации решал

1 марта Росатом и Томская область расширили соглашение в сфере цифровизации