Главная :: События, факты, мнения :: Публикации :: Интервью с Ю. Ждановым, руководителем Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами.

Публикации

Интервью с Ю. Ждановым, руководителем Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами.

Ведущая - О. Бычкова.

– У микрофона Ольга Бычкова, добрый день, а наш информированный собеседник - это Юрий Жданов, глава федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами, добрый день, Юрий Николаевич.

– Здравствуйте.

– И говорить мы будем об этих самых особых экономических зонах. Не один раз уже появлялась в нашей такой экономической действительности, в прошлом и в настоящем, эта идея, но не всегда заканчивалась успехом. Есть шанс, что на нынешнем этапе что-то изменится, потому что буквально в ближайшие дни в Томске должна уже открыться такая особая экономическая зона, то, что называется технико-внедренческого типа. Что это такое, расскажите, пожалуйста, что там будут внедрять?

– Это очень важный и судьбоносный вопрос не только для сибирского отделения академии наук и для НИИ "СИБУРа", который много лет разрабатывал эти технологии, связанные с разработкой и появлением титаномагниевых катализаторов и уникального вещества, связанного с высокомолекулярным полиэтиленом, который будет использоваться для, прежде всего, медицинских целей, это протезирование суставов, это уникальные имплантанты в организм человека. Кроме этого, очень широкое употребление получит для развития систем безопасности вплоть до легких пуленепробиваемых жилетов, которые весят до 600 граммов, можно надевать под рубашку, тем не менее, удар пистолета они держат.

– Т. е. это такая особая технология, уникальная технология, да?

– Это не просто уникальная технология, это такой титанический труд людей, который внешне выглядит в виде установки размеров в 6 этажей. И она создавалась многолетним трудом, сейчас она приведена в опытном экземпляре для эксплуатации, как опытной, так и в перспективе при необходимости промышленной. Уже первая пробная партия сделана, вторая партия будет показана президенту страны 26-го числа на саммите, где он будет встречаться с госпожой Меркель. И я думаю, что это, действительно, здорово, что первая особая экономическая зона технико-внедренческого типа появится не где-то, а в Сибири. И в этом есть особый смысл, потому что, наверное, Москва готова к таким решениям, в Москве тоже создается технико-внедренческая зона, всего их четыре в России, по итогам конкурса, который был проведен.

– Мы об этом чуть позже более подробно поговорим, что это вообще за такая штука, но скажите, пожалуйста, еще о Томской этой технико-внедренческой зоне, экономической, это технология, которая есть еще в мире где-нибудь, в чем уникальность?

– Дело в том, что равной технологии на сегодняшний день в мире точно нет, а раньше мы что-то подобное закупали в Германии, стоит это вещество бешеные деньги, под миллионы долларов, на сегодняшний день это решает многие проблемы. Во-первых, это закрывает российские потребности и российский рынок, во-вторых, СНГ, сейчас есть предложение у немцев покупать у нас, т. к. это на более высоком уровне, чем у них, сделано, более качественное вещество. Я думаю, что поставки будут идти и в дальнее зарубежье.

– Т. е. это уже когда все заработает по-настоящему?

– Через 6 дней.

– Т. е. уже через 6 дней просто начнется выпуск этой самой высокотехнологичной продукции?

– Да.

– Скажите, пожалуйста, теперь, почему для того, чтобы все это производить, нужны какие-то особые экономические условия и выделение в особую экономическую зону, в чем здесь идея состоит?

– Идея производить не только это, а поднять экономику, которая основана на знаниях, на инновациях, это достаточно сложный и трудоемкий труд не только ученых, но и тех менеджеров, которые могут продвигать, капитализировать научные разработки. Мы всегда славились фундаментальной наукой и всегда отставали в появлении конечного продукта в его реализации, у нас технологии воровали, они уходили за границу, было очень печально, что разработка наша, а делают в Германии, в Италии, во Франции или в остальном мире. Сейчас мы ставим перед собой задачу не только остановить утечку технологий, мозгов, но и наши переговоры в Бангалоре, в Силиконовой долине с нашими соотечественниками говорят о том, что они готовы возвращаться в Россию, но нам надо создать эти условия. Это должны быть шикарные офисы, это должно быть уникальное оборудование.

– Достойная зарплата.

– Достойная зарплата, жилье, спортивные учреждения, медицинские, банки, магазины. И все это будет реализовываться в рамках особых экономических льгот на основе ряда преференций. Прежде всего, это право свободного таможенного склада в течение всего периода зоны, до 20 лет, это и возможности отказа от большинства местных налогов, в частности, в Томске отказались на 10 лет от всех местных налогов. Это очень большие преференции, и это позволяет создать более инвестиционную привлекательность этих таких проектов, куда будут приходить и наши, и зарубежные компании. И здесь ничего нового, потому что всего в мире в 120 странах существуют особые экономические зоны, их всего 3 тыс. насчитывается. Внутри этих зон работает 50 млн человек, а выпуск только экспортной продукции ежегодно - 600 млрд долларов.

– Надо сказать, что в России сейчас есть четыре региона, где…

– Технико-внедренческие.

– И создание таких же схем.

– Не на очереди, они везде создаются, везде идет реальная работа, это кроме Томска - Дубна, известный наукоград в Московской области, это Зеленоград как административный округ г. Москвы, известный микроэлектроникой и этим направлением. Это у нас Санкт-Петербург, недалеко от университета, по дороге между аэропортом и университетом одна площадка технико-внедренческой зоны, вторая - в Ново-Орловском лесопарке, ближе к институту, в котором работают достаточно известные академики, в том числе академик Алферов. И таким образом, у нас 4 технико-внедренческие зоны осваиваются, и две промышленно-производственные.

– Сейчас подробнее об этом поговорим, через минуту после краткого выпуска новостей.

НОВОСТИ

– Итак, мы продолжаем наш разговор с Юрием Ждановым, главой федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами. Только что мы слышали о том, как в Томске открывается особая экономическая зона, технико-внедренческая, также создаются в Санкт-Петербурге, в московском Зеленограде и подмосковной Дубне. И есть еще то, что называется промышленно-производственного типа особые экономические зоны, два региона, это Липецкая область и Татарстан. Липецк и Елабуга, что там будут строить?

– Промышленно-производственные зоны - это более серьезный по масштабу проект, он уже не замыкается до двух кв. километров, а может находиться на площади до 20 кв. км. И если остановиться на Татарстане, когда-то в Советском Союзе там подготовили площадку под строительство тракторного завода, т. к. раньше это планировалось все абсолютно правильно, построили город, открыли ПТУ для того, чтобы там люди работали.

– Но это было в какие-то 70-е гг., да?

– Завод забыли построить, это было перед самым развалом СССР, и в результате мы сейчас получили, правительство Татарстана, возможность осваивать эту площадку, которая будет предназначена, прежде всего, для развития автомобилестроения в России, для появления новых совместных предприятий. С такой инициативой к нам обратилась "Северсталь" и предложила вместе с японскими концернами, с немецкими производить грузовые автомобили, рядом находится КАМАЗ, который имеет и соответствующий опыт работы в этой области и соответствующие квалифицированные кадры. Поэтому я думаю, что такой серьезный автомобильный кластер, который будет делать и новые автомобили на основе российско-зарубежного производства, известные, брендовые, и "Судзи", ряд других моделей, но и будут выпускаться комплектующие для всех иномарок, которые уже открыты в России. Это может быть и "Форд", и "Тойота", и ряд других моделей, которые собираются в России. Таким образом, конечная продукция будет стоить дешевле, мы сами научимся на более высоком уровне производить грузовые автомобили, микроавтобусы, строительную технику. Это площадка в Елабуге. Также там очень сильный нефтехимический кластер, "Татнефтехим" будет также заниматься производством той продукции, которая конкурентоспособна на мировой арене. Что касается Липецкой области, там традиционный партнер - итальянцы, концерн "Мерлони", и уже несколько заводов построено, которые занимаются производством бытовой техники, известные марки "Аристон", "Индезит" уже работают сейчас. Это будет просто на совершенно другом уровне. До последнего времени только 16 % комплектующих делалось в России, все остальное завозилось из-за рубежа. Мы хотим довести локализацию производства до 80 %, использовать металл Липецкого металлургического комбината, готовые изделия самой широкой гаммы, и холодильники, и другую бытовую технику поставлять не только в Россию, но и большинство зарубежных стран.

– Как будет решаться проблема с рабочими руками, с кадрами на этих предприятиях? Потому что ведь всем известно, что одна из таких больших проблем нашей экономики вообще в стране, это то, что людям очень трудно передвигаться по стране вместе с семьями, обеспечивать какие-то нормальные условия жизни, из тех регионов, где конкретно для них нет работы, туда, где она есть. Наверное, эти особые экономические зоны, о которых Вы говорите, там будут работать не только, наверное, люди, которые живут уже в этих местах, понадобятся, наверное, еще из других частей страны, как вы будете решать эту проблему?

– Это очень серьезный вопрос, который мы пытаемся и однозначно видим пути его решения для такого комплексного подхода, строить офисы, заводы, научно-исследовательские центры бессмысленно без развития социальной инфраструктуры, без жилья, без медицинских учреждений, детских садов, школ и т. д. Все это по договоренности с теми 6 регионами, которые осваивают площадки особых экономических зон, уже делается, уже зарезервированы участки земель, где планируется строить жилье и остальную социальную инфраструктуру. Как правило, это рядом с зоной, в Липецке это чуть дальше, потому что там роза ветров из-за металлургического комбината заставляет нас в 25 км от самой зоны размещать жилой сектор. Тем не менее, у нас есть и крупные банки, в том числе, и государственные, которые будут инвестировать в это жилье, у нас есть возможность работать по нестандартным условиям снижения ипотечного кредита до 5-7 % только для резидентов особых экономических зон.

– Это откуда такие условия?

– Это целая система мер, которые государство будет принимать для тех уникальных специалистов, которым понадобится жилье через ипотеку и через какие-то другие инструменты, либо со скидкой, либо служебное жилье, разные виды этого направления у нас уже разработаны, у нас есть понимание, как мы это будем делать, кто конкретно из банков будет финансировать эту работу. Это долгие деньги, они связанные, мы не можем построить жилье и поставить его на рынок для того, чтобы оно оказалось в руках тех людей, которые просто могут его купить. Нас это полностью не устраивает, жилье будет продаваться 7 и более лет или реализовываться по ипотечным схемам. И я просто не хочу называть те финансовые инструменты, которые уже определены, они в ближайшее время заработают, но на государственном уровне все эти вопросы решены.

– Но для того, чтобы создать любую из таких зон, нужно, чтобы кто-то уже, да, первоначально вложил туда деньги? Как?

– Туда деньги вкладывает и государство, 8 млрд в 2006 г., и субъекты федерации, почти 8 млрд, шесть субъектов, где создаются зоны. Это и частные инвестиции, одна из крупных IT-компаний предлагает вложить только в московскую особую экономическую зону полмиллиарда долларов, это всего лишь одна компания. Поэтому у нас нет проблем со средствами, у нас есть проблемы со скоростью их освоения и с качеством работы.

– А в чем интерес субъектов федерации, если субъекты в этих зонах освобождаются от налогов?

– Во-первых, появляются сотни, а в промышленных зонах - тысячи рабочих мест, развивается социальная инфраструктура, строятся поликлиники, гостиницы, спортивные учреждения, на каком-то этапе рано или поздно льготы закончатся. В Томске местные налоги на 10 лет, на 10 лет освобождены резиденты зон, но в зонах работают не только резиденты, но и не резиденты, это те, кто строит, создает, охраняет, эксплуатирует и т. д. И это очень серьезное развитие региона. Для Томска это, можно сказать, местная национальная идея. И у них на четыре жителя один студент. Что делать с этой талантливой молодежью, которая может себя в чем-то проявить, надежда, чтобы они не уехали в другие места, это оказаться, пробиться туда. Я думаю, что через короткое время будет огромный конкурс, чтобы попасть работать в системе особых экономических зон.

– Через какое короткое время?

– Через год.

– Через год?

– Потому что если сейчас мы уже начинаем открывать первые объекты в Москве, мы их откроем в сентябре, с Росляком Юрием Витальевичем мы на прошлой неделе смотрели, как там развиваются строительные работы. В конце года это будет в Санкт-Петербурге открыто, думаю, что все проекты начнут работать на 60-70 % мощности до конца 2007 г.

– Кроме этого, существуют еще туристские рекреационные зоны и портовые зоны, которые обсуждаются. В марте ГД приняла в первом чтении законопроект об этих туристических рекреационных зонах, что это такое, расскажите об этом.

– Во-первых, мы надеемся, что завтра будет второе и третье чтение в ГД, и Герман Греф готовится вместе со мной выступать перед депутатами, убеждая их, что такое же дружное голосование, как в первом чтении нам было бы очень серьезной поддержкой думы во втором и третьем чтении.

– А кто против-то?

– По прошлому голосованию из всего состава, принимавших участие, из 307 голосов три было против. Мы не ожидаем, что здесь будет намного больше. Это, действительно, новый и очень серьезный инструмент заботы государства о туристской отрасли. Вы знаете, что в ряде стран туризм - это основа экономики. И здесь мы просто на какой-то период времени сильно упустили свои возможности в России с такими уникальными объектами, как озеро Байкал, Краснодарский край, очень интересные места есть в средней полосе России. Я думаю, что в прошлом конкурсе на два вида зон 74 заявки было, победило 6, считаю, что здесь будет больше 40 заявок, но, наверное, несколько их в порядке эксперимента мы поддержим и отберем. Уже с этого года появятся туристско-рекреационные зоны, которые будут развивать новые отели, которые будут строить и осваивать новые горнолыжные спуски, и делать все для того, чтобы отдых в России был не менее привлекательным, чем за рубежом. И чтобы к нам приезжали не только наши граждане и наши традиционные партнеры из СНГ, но и чтобы мы были привлекательны для зарубежных туристов не столько столичными городами, сколько такими уникальными объектами, которые мы попробуем с помощью государства создать.

– А заявки кто подает, частные компании?

– Заявки подают регионы.

– Регионы?

– Да, субъекты федерации, а частные компании должны заверить субъект федерации, что они собираются туда вкладывать. Все это делается на основе частно-государственного партнерства, и если нет интереса бизнеса, если не просчитан эффект от притока туристов, то такие заявки не поддерживаются. Как работать, механизм работы, все критерии, они отработаны, и есть надежда, что каждый новый конкурс, а это будет второй конкурс по особым экономическим зонам, он будет более глубоким и качественным.

– И буквально два слова, если можно, о портовых зонах, поскольку эта еще идея в разработке, как я понимаю, находится.

– Да, мы пока не получили согласия министерства финансов по законопроекту о международных портовых зонах, тем не менее, это, пожалуй, самые затратный и трудоемкий вид особых экономических зон. И там уже не на 20 лет льготы и преференции, а на 49, потому что портовое оборудование - это очень дорогостоящее оборудование. Один кран в Сингапуре, который разгружает целый корабль, стоит под 100 млн долларов. Поэтому такие суммы, такие цены говорят о том, что мы должны возрождать и Находку, и Новороссийск, и ряд других наших морских портов.

– Пытались ведь уже на Дальнем Востоке и Калининграде создавать особые зоны в 90-е гг.

– В Калининграде отдельный закон по особым экономическим зонам, это наш совместный проект с новым губернатором Георгием Боосом, и я думаю, что Калининградская особая экономическая зона имеет свою историю, как и положительную, так и отрицательную. Тем не менее, новый закон заработал, извините, с 1 апреля этого года, по Калининградской особой экономической зоне. Мы еще не успели там ничего натворить в хорошем и плохом смысле слова, поэтому мы только в начале пути новой совместной работы. Думаю, что она будет более продуктивная, более эффективная в условиях нового четкого режима, который определил закон.

– Очень оптимистичные планы вы обрисовали. Будем надеяться, что многие из них, по крайней мере, удастся реализовать. Спасибо вам большое, Юрий Жданов, глава федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами, был в прямом эфире "Эха Москвы".

– Спасибо.


Источник: Радиостанция «Эхо Москвы»
Опубликована: 20 апреля 2006 г.

Последнии публикации

25 июля Время «гринфилда». В Томске создают Центр биомедицины и биотехнологий

21 июня «Прорыв» на подступах к БРЕСТу

31 мая В Сибирь с Елисейских полей. Французские атомщики изучали опыт российских коллег

24 мая Умный архив. Как СИБУР на U-NOVUSе проблемы цифровизации решал

1 марта Росатом и Томская область расширили соглашение в сфере цифровизации