Главная :: События, факты, мнения :: Публикации :: Нетрадиционная ориентация сибирской экономики

Публикации

Нетрадиционная ориентация сибирской экономики

Одним из инструментов поддержания экономического роста и его катализатором является инновационная деятельность предприятий. Но в России инновационный бум пока невозможен из-за существующих структурных проблем.

По данным Федеральной службы государственной статистики, уровень инновационной активности в 2004 году составил в России 9,6%, а в Сибирском федеральном округе — 7,0%. Наиболее высокое в Сибири (14,5%) значение этого показателя было достигнуто в Томской области, где каждая седьмая компания занимается инновациями.

Высокий уровень инновационной активности демонстрируют такие сферы экономики, как производство кокса и нефтепродуктов, химическое производство, выпуск электронного и оптического оборудования. В рамках мониторинга, которым занимается томская консалтинговая компания «Межрегиональное Бизнес-Агентство», изучаются комплексные показатели инновационной активности отдельных регионов. По данным проведенного исследования, высокой экспортной составляющей сбыта инновационной продукции в 2004 году отличались Новосибирская, Иркутская и Кемеровская области. Для остальных регионов СФО характерен низкий уровень конкурентоспособности инновационных продуктов.

По показателю склонности к инновациям, который характеризует соотношение доли региона по объему инновационной продукции к доле региона в ВРП округа, лидеры практически те же — Иркутская, Кемеровская области и Алтайский край, где соответствующие коэффициенты равны 3,2, 2,8 и 2,0. В экономике Новосибирской области сильна традиционная составляющая: коэффициент меньше единицы.

Что касается инновационного потенциала (соотношения затрат на инновационную деятельность к отдаче от нее), то два региона — Кемеровская область и Алтайский край — характеризуются высокой степенью его использования и достаточно хорошими темпами его прироста. Это значит, что вложения в инновации окупаются, и, кроме того, сама инновационная деятельность набирает обороты.

Томская область характеризуется низкой эффективностью использования потенциала, то есть невысокой отдачей от разработок. Причин несколько: несоответствие структуры выпуска специалистов вузами потребностям экономики, что приводит к избыточному выпуску специалистов по отдельным специальностям, избыточное число малых предприятий в науке, низкая доля выпускников, развивающих бизнес в Томске.

Итоги работы томских офисов коммерциализации разработок в 2005 году

Показатели Значение
Создано малых предприятий 10
Объем финансирования ОКР, млн.рублей, всего 8,22
из средств федерального бюджета 2,28
из средств областного бюджета 0,86
из отчислений по лицензионным платежам 0,7
за счет платных услуг 0,81
другие 3,57

Источник: администрация Томской области

Наиболее благоприятная ситуация в плане коммерциализации инноваций складывается в Томской и Новосибирской областях. Инновационные показатели здесь выше инвестиционного рейтинга региона и выше средних по стране. В Кемеровской области, Красноярском крае, Иркутской области и некоторых других регионах, преимущественно ресурсно-сырьевой ориентации, инвестиционный потенциал существенно выше инновационного: то есть потенциально новые разработки могли бы получить финансирование, в том числе зарубежного капитала, но ими мало кто занимается.

Менторство инноваторов

Инновационная активность в отдельных регионах Сибири стала возможна после внедрения системы коммерциализации инноваций. В академическом оплоте Сибири — Томской области — она сформировалась во многом благодаря реализации целевых областных программ. На финансирование очередной — «Развитие инновационной деятельности в Томской области» — на 2006–2008 годы выделено почти 8,3 млрд рублей, в качестве ключевого источника планируется привлечь внебюджетные средства (96,3%). Сейчас в области действуют технопарк, четыре центра трансфера технологий и столько же инновационно-технологических центров, пять бизнес-инкубаторов, десять офисов коммерциализации и ряд консалтинговых компаний. В инкубаторе «Аккорд» используют опыт и навыки успешных инновационных предприятий, чьи разработки завоевали рынок. «Технологическими партнерами некоторыха проектов выступают так называемые "ведущие предприятия". Они обеспечивают опытное производство продукта, и их услуги оплачивает им инкубатор. Также они получают долю в доходах нового предприятия. Часто они выступают в роли не только технологического, но и финансового инвестора, ведь они отбирают проекты, близкие к своему бизнесу», — рассказывает менеджер проекта технопарка «Аккорд» Александр Булавин.

Особое внимание в области уделяется развитию системы вузовских бизнес-инкубаторов. Для создания таких структур в ТУСУРе и ТГУ Рособразование РФ выделило 92 млн рублей. Развитая инновационная инфраструктура отличает и ТПУ, где создана система завершенного инновационного цикла, основанная на деятельности студенческого бизнес-инкубатора, технологического инкубатора и инновационно-технологического центра.

Всего в инновационно-технологических центрах области сейчас действует 14 малых предприятий, в работе находятся 23 проекта. Консалтинговым компаниям, как правило, отводится задача подготовки проекта для презентации будущему инвестору и составления бизнес-плана. Консультант дает советы, каким образом нужно скорректировать презентацию своего проекта и стиль общения с потенциальными инвесторами.

Бизнес-инкубаторы Томской области

Название Площадь, кв. м Год открытия Основные параметры Ожидаемые результаты
Межвузовский студенческий БИ «Дружба» 2200 Сентябрь 2004 29 проектов, 160 раб. мест Выпуск до 12 МП в год
НП «Инкубатор инновационных технологий «АККОРД» распределенная Июль 2005 17 проектов, создано 3 МП Выпуск 2–3 МП в год
ООО «Технологический бизнес-инкубатор ТПУ» 100 Декабрь 2004 10 МП, 40 раб. мест Выпуск 2–3 МП в год
Студенческий БИ ТПУ 30 (структурное подразделение ИТЦ ТПУ) Октябрь 2003 20 студенческих бизнес-команд, создано 3 МП Подготовка бизнес-команд с реализуемыми инновационными проектами
Конструкторско-технологический БИ 1440 (приборный завод) Март 2006 8 офисов МП, до 80 раб.мест Выпуск до 12 МП в год

Источник: администрация Томской области

«В Томский центр содействия инновациям обращаются с проектами на разных стадиях, даже когда еще в помине нет научно-исследовательских работ (НИР) и опытно-конструкторских работ (ОКР) — их мы отправляем на доработку. В процессе подготовки проекта для инвестора наши консультанты помогают разработчику определиться со стратегией будущего бизнеса, проводят технологический аудит проекта и помогают найти ответы на вопросы, которые интересуют инвесторов — размер и перспективы рынка, возможности для роста компании. Часто возникают ситуации, когда поведение самих разработчиков повышает инвестиционные риски проекта. Самые распространенные ошибки разработчиков — несоблюдение договоренностей при подготовке дополнительной информации по запросу инвестора», — рассуждает директор Томского центра содействия инновациям Галина Шапошникова.

Приоритетными отраслями инновационных разработок для Новосибирска являются машиностроение, силовая электроника, информационные и биотехнологии, приборостроение. На этих направлениях и будет специализироваться Новосибирский технопарк. В сфере силовой электроники с 2002 года выполняется межотраслевая и межрегиональная программа «Силовая электроника Сибири», в рамках которой объем прироста производства продукции составил в 2005 году 1,3 млрд рублей. Высокий инновационный потенциал Новосибирской области во многом обязан крепкому научному и исследовательскому фундаменту и мощной технологической базе научного центра «Вектор». Из последнего выделилась масса коммерческих предприятий. «Успешными предприятиями, работающими на новосибирском и общероссийском рынках, являются «Вектор-Бест» (производство диагностических наборов), «Вектор-БиАльгам» (производство диагностических наборов, вакцины против гепатита А, кисломолочных продуктов для лечебно-профилактического питания), «Вектор-Медика« (производство лекарственных препаратов)», — говорит генеральный директор ФГУН ГНЦ ВБ «Вектор» Илья Дроздов. С 2006 года «Вектор» является Федеральным государственным учреждением науки и в соответствии с уставом учреждения не занимается производством препаратов для системы здравоохранения. Предыдущие разработки центра переданы для производства в частные фармацевтические компании на основе лицензионных договоров. В самом «Векторе» продолжаются прикладные исследования, ориентированные на разработку новых препаратов для здравоохранения. Для повышения конкурентоспособности продукции создаются опытно-экспериментальные участки по выпуску препаратов в соответствии со стандартами GMP. Пока предприниматели неохотно берутся за инвестирование фундаментальных исследований. «Частные фармацевтические компании интересуются быстрокоммерциализуемыми результатами. Поэтому фундаментальные исследования не представляют для них значительного интереса, за исключением приобретения патентов на перспективные разработки.


ЗАО «Торговый Дом «БиоПро« (Новосибирск)

Основано в 1995 году.
Сфера деятельности: производство кормовых добавок и ветеринарных препаратов.
Управляющий НПП «БиоПро-плюс» Владимир Герасимов.

Продукция: в свое время мы выделились из "Вектора". Наша производственная программа рассчитана как на промышленное птицеводство и животноводство, так и на частное подворье. Работа ведется с крупными сельскохозяйственными производителями (преимущественно птицефабриками), а это сотни тонн продукции в квартал, также с фермерами и частниками. Для каждого клиента разработана своя специализированная продукция. Мы первыми в Сибири получили сертификацию по ИСО 9001 в этой отрасли. Кроме кормовых добавок, наша компания также производит мази для ветеринарного применения. У нас развивается отдельный, более молодой проект: ветеринарная аптека и клиника.

Доля рынка: хотя внутренний спрос до сих пор остается слабым (на селе рынок развивается очень медленно), конкуренция в нашем сегменте достаточно сильная как с отечественными, так и зарубежными компаниями (Германия, Нидерланды). Наша доля в СФО составляет примерно 25%.

Выход на новые рынки: мы продаем товары в Казахстан, сейчас выходим на рынки Китая и Монголии, поскольку логистически это наиболее выгодно.


Однако на протяжении последних двух лет "Вектор-БиАльгам" финансирует фундаментальные исследования по аттестации нового вакцинного штамма для производства вакцины против вирусного гепатита А», — говорит Илья Дроздов. Значимым элементом инновационной структуры Новосибирской области является окружной коучинг-центр по венчурному предпринимательству, который работает с 2005 года по инициативе Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования (РАВИ). «Основной вектор работы центра — подготовка малых инновационных компаний региона к работе с венчурными инвесторами. С этой целью мы проводим тренинги, консультации, наши специалисты готовы провести технологический аудит проектов, подготовить инвестиционное предложение, помочь поучаствовать в выставке, провести переговоры. Коучи нашего центра — профессиональные консультанты, преподаватели вузов, прошедшие специальную подготовку. К нам регулярно приезжают тренеры из РАВИ», — говорит директор Инновационного центра «Кольцово» Николай Белов.

Бремя инноватора

Одной из основных проблем разработчиков является та, что инновации — очень затратное дело. Во-первых, компания должна располагать необходимыми финансовыми и человеческими ресурсами. Затраты на НИОКР колеблются от 10–20% бюджета до 90% в отдельных случаях. Особую важность приобретает и квалификация персонала, который управляет инновационными проектами. «В начале 90-х годов труд работников, занятых в высокотехнологичных отраслях, был дешев. Поэтому инновационные предприятия могли развиваться за счет собственных средств. Сейчас стоимость интеллектуального труда возросла, и это одна из причин, по которой приходится привлекать внешние инвестиции«, — говорит директор компании «Медико-биологический союз» Михаил Лосев. Во-вторых, предприятия должны оперативно реагировать на действия конкурентов — на перспективном сегменте рынка часто высокая конкуренция, и поэтому необходимо непрерывно заниматься улучшением продукции. «Когда компания «СИАМ« выходила на рынок, на нем не было других отечественных производителей электронного исследовательского оборудования. Первые конкуренты появились через 2–3 года. Мы всегда уделяли большое внимание новым разработкам и постоянному усовершенствованию уже созданных моделей. Например, сейчас мы производим 5-е поколение уровнемеров, воплощающих собой современнейшие технологии электронного приборостроения. Такой подход в сочетании с активной маркетинговой политикой позволил компании удерживать лидерство на рынке», — отмечает директор по развитию компании «СИАМ» (Томск) Андрей Дубов.


ЗАО «Компания «СИАМ» (Томск)

Основано в 1990 году.
Сфера деятельности: оборудование и сервисные услуги в области исследования нефтедобывающих скважин.
Директор по развитию Андрей Дубов.

Продукция: в течение 16 лет мы удерживаем лидерство на рынке электронного исследовательского оборудования. В области сервисных услуг по гидродинамическим исследованиям и диагностике скважин «СИАМ« стал одной из первых сервисных компаний в России. Мы развивались в основном за счет собственного капитала.

Аналоги: точных аналогов нашего оборудования нет ни в России, ни за рубежом. Прежде всего за счет уникальности разработанных технологий и конструкторских решений.

Наше оборудование, например, динамографы и уровнемеры, имеют уникальную для этой номенклатуры моноблочную конструкцию, что значительно облегчает процесс проведения замера на скважине, снижает риск отказа оборудования при низких температурах. Поэтому многие нефтяные компании предпочитают нашу продукцию конкурирующей, состоящей из первичного и вторичного блоков с кабельным соединением.

Доля рынка: на основе аутсорсинга мы выполняем практически полный объем гидродинамических и диагностических исследований таких нефтяных компаний, как »Роснефть-Юганскнефтегаз«, «Роснефть-Пурнефтегаз», «Томскнефть«,«Самаранефтегаз», «Саратовнефтегаз«, частичный объем и работы по разовым договорам в «ЛУКОЙЛе-Коми» и других нефтедобывающих компаниях.

Выход на новые рынки: наше оборудование поставляется в нефтедобывающие компании Индии, в последние годы мы участвуем в ежегодных нефтегазовых выставках в США, Канаде, ОАЭ. Процесс выхода на столь консервативный рынок, как нефтедобыча, для производителей российского оборудования очень непрост и длителен. Мы считаем, что в ближайшие годы сможем добиться расширения географии поставок.


Любой предприниматель, а уж тем более выводящий новый продукт на рынок, должен корректно оценить его объемы. Уже на первом этапе оценки проекта нужно сделать профессиональное маркетинговое исследование. «Формат и уровень подготовки инвестиционного меморандума должен соответствовать требованиям инвестора. Это очень дорогое удовольствие для малых предприятий — от 300 тыс. рублей и выше», — говорит Михаил Лосев.

Кто готов рисковать

Таким образом, для ведения инноваторской деятельности нужно много ресурсов. Где же их взять?

В ряде регионов, которые мы рассмотрели выше, активно реализуются федеральные и региональные программы поддержки малых наукоемких предприятий. Хотя в целом выделением федеральных денег не очень-то балуют наш округ. В 2005 году регионы СФО получили лишь 5% средств (или 70 млн рублей), выделенных на государственную поддержку малого бизнеса. На помощь кредитных учреждений многим разработчикам вообще не приходится рассчитывать.

Согласно федеральной программе кредитования малого бизнеса, реализуемой с 2002 года, таким предприятиям положены преференции. Но при ближайшем рассмотрении выясняется, что эта программа мало чем помогает инновационному бизнесу. Для кредита все равно необходимо иметь хорошие финансовые показатели, предоставить не менее 50% собственного обеспечения малого предприятия, а оставшуюся часть тела кредита и процентов по нему обеспечить гарантией кредитного учреждения (страховой компании) или поручительством юридического лица, созданного для поддержки малого предпринимательства. По словам начальника отдела развития малого бизнеса и предпринимательства Новосибирской области Сергея Паршикова, эти меры рассчитаны в основном на действующий (не менее 6 мес.) малый бизнес, который, согласно положению ЦБ РФ, относится к категории рисковых, что вынуждает банки создавать большие резервы и в связи с этим устанавливать высокие ставки по кредитам. «При выдаче кредитов банки вынуждены ориентироваться на экономические показатели предприятий, в частности, на объем годовой выручки и рентабельность предприятия, а не потенциал его роста. На сегодняшний день в качестве гаранта готова реально выступать только одна организация «Росгосстрах», а в качестве поручителя — областное ГУП "Нефтебаза "Красный Яр". Федеральные средства могут быть использованы только на компенсацию до 90% затрат (но не более 4/5 ставки ЦБ РФ) субъектов малого предпринимательства, связанных с оплатой вознаграждения за получение соответствующей гарантии или поручительства. Инновационный бизнес, особенно на стадии start-up, не может похвастаться хорошими финансовыми показателями и наличием достаточного обеспечения кредита, что затрудняет для него доступ к получению заемных средств, в том числе и с использованием механизма гарантий и поручительств, предложенного Минэкономразвития РФ», — добавляет он.


ЗАО «Медико-Биологический союз» (Новосибирск)

Основано в 1992 году.
Сфера деятельности: разработка и реализация наукоемких проектов в области биотехнологий и медицины.
Генеральный директор компании Михаил Лосев.

История развития. В начале 90-х группа выпускников НГУ учредила предприятие «Медико-Биологический союз». Мы оценивали научные разработки с точки зрения их коммерциализации. В результате у нас не только успешно развивается основное производство, но также сейчас есть группа проектов start-up, которые мы развиваем на основе опыта инновационного управления, полученного ранее. Мы запускали их на собственные средства с привлечением некоторых государственных грантов. Мы рассматриваем возможность привлечения внешних инвестиций.

Доля рынка. Наша продукция продается по всей стране и поставляется на экспорт. Вообще, Новосибирская область обеспечивает около 70% рынка диагностикумов России. Мы занимаем третье место на рынке. Я считаю, что основные усилия надо затрачивать не на борьбу с отечественным производителем, а на то, чтобы противостоять международной экспансии. МБС производит более 50 различных иммунобиологических препаратов, в первую очередь для диагностики инфекционных заболеваний. Мы занимаемся не только продажей собственной продукции, но и комплектацией заказов для диагностических лабораторий и тендерных поставок. У нас структура оборота 40/60, 40% — комплектация чужими товарами, 60% — нашими собственными.


Интеллектуальная собственность, в частности, патенты в качестве обеспечения кредита тоже не котируются. «В прошлом году администрация Томской области плотно работала с банками. Несмотря на то что во многих из них сейчас появились замдиректора по финансированию рисковых проектов, банки все равно работают по старым схемам и требуют ликвидный залог. А начинающим наукоемким предприятиям заложить нечего. Мы предлагали использовать в качестве залога оцененные по утвержденным в стране методикам объекты интеллектуальной собственности, но банки на такие условия не соглашаются. Кредит получили те немногие компании, для которых находилось третье лицо — гарант. В результате ни одного инновационного предприятия банком по нетрадиционным схемам профинансировано не было», — говорит председатель комитета по науке и инновационной политике администрации Томской области Алексей Пушкаренко.

Еще одним инструментом поддержки для разработчиков могли бы стать кредитные кооперативы. Здесь сильны позиции Кемеровской области, сейчас в области действует около 50 кооперативов, в 2005 году ими выдано 1,1 млрд рублей. Ключевым преимуществом этих учреждений по сравнению с коммерческими банками является упрощенный порядок получения займов.

Однако кооперативы предлагают кредитование под достаточно высокие проценты, и им также невыгодно работать с рискованными проектами. «Если бы положения Центробанка в части оценки рисков малого предпринимательства не были бы столь завышенными, учитывали комплексный подход к оценке кредитоспособности малого бизнеса, то вопрос по кредитованию решался бы эффективнее. 24 мая 2006 года на заседании правительства РФ, посвященном развитию малого предпринимательства, были даны соответствующие поручения Центральному банку России с целью изменения подхода по оценке кредитоспособности малого предпринимательства. Будем надеяться, что после изменения соответствующих положений ЦБ РФ ситуация с кредитованием малого бизнеса существенно улучшится», — говорит Сергей Паршиков.


ЗАО «Саяны» (Новосибирск)

Основано в 1994 году.
Сфера деятельности: выпуск газовихревых биореакторов, разработка и внедрение технологий с их использованием.
Генеральный директор Юрий Рамазанов

Продукция: наша компания разработала принципиально новый тип аппаратов — газовихревые биореакторы (ГВБ). По своим характеристикам они превосходят существующие в мире реакторы. Они используются во многих отраслях, в частности, при выпуске биотехнологической продукции. Сейчас у нас есть заказы на поставки ГВБ Армавирской биофабрике, компании «Биомед», НПК «Медбиофарм», ведутся переговоры с рядом предприятий.

В сентябре в нашем реакторе впервые вырастили эмбриоидные тельца из линии эмбриональных стволовых клеток человека hEsmo3, после чего интерес к аппарату многократно возрос. Мы постоянно совершенствуем аппарат. Разработана модификация ГВБ для культивирования биообъектов в космосе.

Инвестиции: в сумме на его разработку было затрачено $350 тыс. Заемный капитал не привлекался.


Аналоги: аналогов ГВБ по способу перемешивания сегодня не существует. Многие компании используют традиционные биореакторы, срок службы которых составляет 10–15 лет. Реакторы для технологических процессов дороги и переоснащение ими затратно. Поэтому моментального перехода на нашу продукцию мы не ожидаем, оно будет осуществлено постепенно.

Выход на новые рынки: возможно использование ГВБ в пищевой промышленности — для получения сахаристых продуктов из зернового сырья.

Мы ведем переговоры с одним из крупнейших переработчиков по этому направлению. Что касается стратегии выхода на зарубежный рынок, то она видится в продаже лицензий на производство, у нас уже есть два потенциальных заказчика.

Ситуацию комментирует директор кооператива «Предприниматель» Ольга Скрыльникова: «Нам важно принести пайщикам доход, поэтому мы кредитуем достаточно стабильный бизнес, обычно из сферы торговли. Деньги мы выдаем на небольшой срок и под достаточно высокий процент, так как субсидий мы не имеем, но при этом вынуждены резервировать значительный объем средств. В результате мы предоставляем кредиты только стабильным предприятиям».

Сами разработчики в качестве наиболее доступного инструмента поддержки своего бизнеса называют программы Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. По программе «СТАРТ» Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере в 2004 году было профинансировано 59 проектов, а в 2005-м — 62 проекта из СФО. Венчурные деньги по ряду причин не доходят до сибирских разработчиков.

Кто должен рисковать

По данным РАВИ, венчурное инвестирование в нашей стране начинает набирать обороты. Но в распределении венчурного капитала по отдельным регионам наблюдается сильная диспропорция. Сибирь стабильно занимает самые низкие позиции по этому показателю. В 2004 году на СФО пришлось лишь 1% венчурного капитала — смешные $3 млн. Эти данные коррелируют с рейтингами инвестиционной привлекательности регионов. В 2004 году, по данным «Эксперт РА», пять регионов нашего округа получили рейтинги потенциала среднего и ниже и высокого риска. Еще в пяти регионах пониженный и незначительный потенциал сочетается с умеренными рисками, и только в двух регионах умеренный риск достигается при среднем потенциале.

Распределение инвестиций венчурных фондов по федеральным округам, млн долларов

Кроме того, венчурный капитал в России предпочитает иметь дело не с самыми наукоемкими и инновационными компаниями. В 2004 году 26% инвестиций пришлось на потребительский сектор, в то время как на биотехнологии — всего 5%. На Западе же эти отрасли пользуются большей поддержкой. В США, по данным PricewaterhouseCoopers, на сектор биотехнологий и медицинского оборудования в 2004 году пришлось 27% всех венчурных инвестиций, или $5,6 млрд.

Со стартаповскими проектами венчурные фонды работать не любят: на этом этапе и так рискованный бизнес особенно непрозрачен. Поэтому венчурные деньги, как правило, приходят на следующей, посевной стадии. «Развитие инновационных технологий в России — это сложное занятие, почти искусство. Недостаточно посеять, нужно еще и вырастить компанию до такого уровня и размеров, когда она становится интересной крупным фондам и компаниям, готовым к прямым инвестициям. А вот венчурных фондов, занимающихся выращиванием компаний, в России практически нет. Есть огромное количество идей, патентов, ноу-хау. Есть структуры, которые «инкубируют« малые предприятия, но очень не многие из них дорастают до стадии расширенного бизнеса, когда они становятся привлекательными для инвесторов», — считает заведующий лаборатории НИИ высоких напряжений (Томск) Николай Яворовский.


ЗАО «Био-Веста» (Новосибирск)

Основано в 1992 году.
Сфера деятельности: производство продуктов функционального питания и биологически активных добавок.
Директор компании Владислав Ильин.

Продукция: пробиотики существовали и до нас, но их потребительские свойства были мало изучены. Наши разработки направлены на расширение спектра применения пробиотиков и уточнение области их эффективности. Поиск свободной ниши на стартовом этапе (1992–1994 гг.) не стал проблемой. Мы выбрали ее исходя из личных пристрастий специалистов и низкой стоимости входа на рынок.

На первом этапе (анализ рынка, выбор технологии, лабораторные эксперименты) проект существовал на средства головной фирмы («Веста»). По мере роста собственных поступлений от продаж наш проект выделился и теперь развивается самостоятельно. Сегодня темпы роста компании в натуральном выражении составляют 5–7% при среднерыночных 2–3%.

Доля рынка: в Новосибирске наша доля достигает 20–25%, а в целом по стране менее 1%. Мы конкурируем в основном с мировыми фармацевтическими компаниями: пять-шесть их препаратов дают до 70% продаж.

Выход на новые рынки: поставки наших пробиотиков налажены в несколько городов Сибири, в Москву и Санкт-Петербург. Открытие производства в других городах пока не целесообразно, так как объем сбыта невелик.


Лишь немногие фонды поддерживают начинающие предприятия. Например, фонд «Русские технологии» (структура «Альфа Групп»), который предпочитает работать с проектами, имеющими экспортный потенциал. На сегодня фондом проинвестировано около $45 млн.

Создание венчурных фондов характеризуется и неторопливостью. Томская область выиграла конкурс на создание фонда еще в прошлом году, летом 2006 года прошло согласование с МЭРТ правил работы фонда, и только 2 октября началось его формирование. «Частные средства уже привлечены, со дня на день ожидаем поступлений от государства, тогда фонд и начнет свою работу. В ноябре начнется подготовка первого проекта к финансированию», — говорит председатель инвестиционного комитета УК «Мономах» Юрий Бовкун. Минимальное число проектов, которое сможет проинвестировать фонд, — семь (по закону не более 15% активов фонда могут быть размещены на одном предприятии). Предприятия, работающие в форме ООО, не только не смогут рассчитывать на большие деньги фондов (в них максимально можно будет вложить лишь не более 30% средств фонда), но и могут счесть сами условия работы с фондом невыгодными. По закону доля фонда в ЗАО должна превышать блокирующий пакет, а в ООО — контрольный.

Есть точка зрения, что развитие венчурных проектов столкнется с еще более серьезными трудностями. «Финансированием инноваций на Западе и у нас занимаются представители, именуемые 3F: family, friends и fools (семья, друзья и дураки). Последних часто называют «бизнес-ангелами«. Бизнесмены не инвестируют в такие проекты, этим можно заниматься, как говорится, just for fun. Бизнес и риск несовместимы. Вот и наш фонд занимается финансированием таких проектов на деньги иного бизнеса, приносящего стабильный доход. Впрочем, все так делают, и государство тоже, и не только в России. Механизмы инновационного инвестирования не понимают не только в России, но и в мире», — говорит директор фонда «Бизнес Лаборатория» Александр Лазарев.


ООО «Инком» (Томск)

Основана в 1989 году.
Сфера деятельности: создание программно-аппаратных комплексов.
Заместитель директора по научно-техническому развитию Вячеслав Гринемаер.

Продукция: более 15 лет мы разрабатываем и внедряем системы связи «Поток» для решения задач документированной цифровой передачи данных. Системы эксплуатируются в таких структурах, как авиационная охрана лесов, Росгидромет, а также в ряде силовых ведомств. Основная цель внедрения систем — получение нового качества процесса обмена информацией, введение электронного документирования. Общее число внедренных нами систем — более 30, еще примерно столько же внедрено без участия наших специалистов.

Инвестиции: нам оказывалась помощь от администрации Томской области в виде предоставления гарантий по кредиту.

Аналоги: полных прямых аналогов нашим системам нет. Существуют системы, предназначенные для решения подобных задач, но наши технологии обладают рядом преимуществ.

Выход на новые рынки: система «Поток» развернута в 2004 году в Гидрометеослужбе Республики Узбекистан (свыше 70 абонентов). Благодаря успешной эксплуатации в Узбекистане планируется ее расширение и развитие функциональности, в частности, с использованием сотовых каналов для передачи метеоданных. Ведутся переговоры по внедрению системы в других республиках бывшего Советского Союза.


Для большинства УК венчурный бизнес находится на периферии интересов: из 500 российских ПИФов только 20 работают в этом сегменте. Стоимость чистых активов венчурных ПИФов составляет всего 8,7 млрд руб., а объем всего рынка аналитиками Investfunds оценивается в 337,5 млрд руб. Прибыльность ПИФов, работающих на рынке венчурных инвестиций, может доходить до 70%. Но в России есть и другие рынки, показывающие сопоставимую доходность, но менее рискованные, — например, недвижимость.

Существует и точка зрения, согласно которой венчурный капитал не идет навстречу нашим разработкам только потому, что действительно прорывных среди них нет. Так, созданных передовых производственных технологий в СФО в 2004 году было 67 (всего 9,9% от их российского числа). «Если у тебя реальная разработка, тебя и так купят. В крупных западных фирмах есть мощные аналитические отделы, которые сканируют научную литературу по своей специализации. Если вы придумаете что-то прорывное, то заинтересованные международные компании вас найдут и купят. Есть и вероятность того, что ваши идеи уйдут задешево и незаметно для вас», — рассуждает Михаил Лосев.

А те высококонкурентные разработки, которые произвели в свое время переворот на рынке, до сих пор успешно продаются и подвергаются модификациям. «В Томске есть Институт интроскопии, который производит бетатроны. Он монополист в Европе. На основе бетатронов достигаются неразрушающие методы контроля труб, мостов, металлических сооружений. Для таможни это незаменимо — можно просканировать контейнер, не вскрывая пломб. Хотя это разработка и не новая, но ее технические характеристики постоянно улучшаются. Лучшего пока никто в мире придумать не смог», — говорит заместитель проректора ТПУ по научной работе Виктор Дмитриенко.

По заказу промышленности

Не испытывают сегодня серьезных финансовых трудностей инноваторы, поставляющие новые технологии промышленным предприятиям. Сами разработчики признают, что у новой технологии гораздо больше шансов стать прибыльной, если она ориентирована на отрасль, а не на частных потребителей. Поэтому многие наукоемкие компании занимаются разработками для промышленности. Например, в Томске часть компаний работает с нефтегазовой отраслью. Компания «СИАМ» производит комплексы контроля для гидродинамического исследования скважин и диагностики глубинно-насосных установок, Томская электронная компания — системы учета нефти и комплексной автоматизации технологических процессов. В Кузбассе многие инновации связаны с угольной промышленностью. Многие отраслевые НИИ и вузы занимаются проведением НИОКР и разработкой новых технологий по заказу промышленных предприятий. ОАО «Кокс» внедрило установку кругового фосфатного способа очистки коксового газа. Реализация этого проекта улучшила экологическую ситуацию в регионе: установка позволила ликвидировать 84 тонны ежегодно образующихся опасных отходов и исключить из производства более 40 тыс. тонн концентрированной серной кислоты. Разработчиками технологии стали сотрудники Восточного Научно-исследовательского углехимического института и ОАО «Кокс». Инвестиции в 180 млн рублей окупились в течение трех лет. Кроме того, эта разработка удостоилась награды Торгово-промышленной палаты «За лучшую инновационную идею». Томский политехнический университет установил стратегическое партнерство со многими промышленными предприятиями: НПО прикладной механики им. Решетнева (Железногорск, Красноярский край), Сибирский химический комбинат (Северск, Томская область), Росатом, Томский нефтехимический комбинат, «Тюменьэнерго» и другие.


ЗАО «Передовые порошковые технологии» (Томск)

Основано в 1995 году как российско-американская компания.
Сфера деятельности: наноматериалы, электроимпульсные технологии.
Директор Марат Лернер.

Продукция: наше предприятие развивает несколько проектов, связанных с производством нанопорошков неорганических материалов и продуктов на их основе. Практически вся наша продукция (нанопорошки) уходит за рубеж. В России ее покупают НИИ в очень небольших количествах, вероятно, для исследований. Проблема в том, что сегодня нанотехнологии еще не вышли из стен лабораторий, поэтому даже мировой рынок относительно узок. Например, за 2004 год во всем мире было продано всего 7–9 тонн нанопорошков. Однако рынок быстро растет, и я думаю, что уже в ближайшие 10 лет ситуация изменится.

Инвестиции: в основном мы привлекаем бюджетные деньги по различным инновационным проектам и фондам — федеральные и областные. Вторая часть — это собственные средства. С заемным капиталом не работаем: особой необходимости для этого нет.


«У крупных промышленных предприятий есть отраслевые НИИ, лаборатории, которые, как правило, занимаются тактическими, сиюминутными задачами. А мы решаем стратегические проблемы, организуем НИОКР для этих предприятий. Например, на контракты с СХК у нас каждый год приходится 15–20 млн рублей. Совокупный же объем заказов ТПУ в этом году — 410 млн рублей», — говорит Виктор Дмитриенко. «Мы решаем разные задачи. СХК мы пытаемся предложить альтернативный, более экономный способ получения трифторида азота, который используется в производстве электронной техники. С НПО им. Решетнева решаем проблему радиоактивной устойчивости летательных аппаратов», — добавляет Виктор Дмитриенко.

Инновационно-технологический центр НГТУ специализируется на продвижении студенческих инноваций в сфере машиностроения, энергетики, автоматизированных систем и радиоэлектроники. Центр также сотрудничает с крупными предприятиями: «В качестве одного из успешных проектов нашего центра можно назвать сотрудничество с ОАО «АвтоВаз«, которое заинтересовалось разработкой электромеханического усилителя руля для легковых автомобилей», — отмечает директор ИТЦ НГТУ Елена Житенко.

Нужна комплексная поддержка государства

К сожалению, государство сегодня не в полном объеме и не всегда своевременно поддерживает инновации. Согласно исследованиям инновационной активности различных стран, проведенным Гарвардским университетом, Россия хотя и имеет некоторое преимущество в существующем человеческом капитале, сильно отстает от других стран в области государственной политики в сфере инноваций. Так, ранг России по человеческому капиталу составил в 2003 году 9 (для сравнения: у Великобритании — 17), а по политике в области инноваций Россия занимает 69-е место (у той же Великобритании — 7-е). А это означает, что концепция инновационного развития страны до сих пор не проработана. До сих пор нерешенным вопросом являются налоговые льготы, которые имеет право получать инновационное предприятие. До сих пор на государственном уровне не операционализирован статус «инновационное предприятие». 12 октября правительство России поручило Минфину, Минэкономразвития и Минобразования и науки представить до 1 ноября 2006 года проект федерального закона о внесении изменений в Налоговый кодекс России, касающихся формирования благоприятных налоговых условий для финансирования инновационной деятельности. Долгожданный законопроект будет содержать список видов деятельности, включаемых в состав НИОКР, расходы на их осуществление будут признаваться при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций. Согласно ему, увеличится и предельный размер расходов, осуществляемых в форме отчислений на формирование фондов финансирования НИОКР и признаваемых при налогообложении прибыли организаций. Предполагается рассмотреть и вопросы применения специального коэффициента к основным нормам амортизации основных средств, используемым в инновационной деятельности, а также применении льготного порядка налогообложения по налогу на добавленную стоимость в отношении НИОКР.


НПП «Живые системы» (Кемерово)

Сфера деятельности: разработка методов диагностики функционального состояния организма человека.
Научно-технический директор Артем Галеев.

Продукция: мы производим и продаем системы для быстрой диагностики функционального состояния организма. Сейчас разрабатываем новый проект CardioStep. Это сервис для фитнес-тестирования организма и снижения стресса через Интернет, ориентированный на людей, ведущих активный образ жизни. Уже существующая наша система «КардиоЭксперт» и CardioStep принципиально различаются. В первом случае мы продавали программное обеспечение вместе с прибором. Их стоимость в целом составляла порядка 36 тыс. рублей. Сейчас мы вынесли систему в Интернет, и теперь нет необходимости ее приобретать, чтобы пользоваться ее услугами. Основной доход будет именно от оплаты услуг ($8–10 в месяц), а сам прибор будет недорогой (около $15). Это позволит значительно расширить аудиторию. Второй стратегической разработкой является новый тип датчика пульса.

Инвестиции: проект CardioStep финансируется за счет собственных средств ($50 тыс. в последние два года) и грантов Фонда Бортника. Однако для полноценного запуска проекта требуется более значительная сумма. Разработкой интересуются зарубежные компании из Канады, США, Нидерландов, которые ждут запуска деморежима, запланированного на конец ноября. По мониторам пульса мы привлекли инвестора для первичных НИОКР.

Аналоги: у CardioStep российских аналогов нет, а зарубежные уступают по характеристикам. Зарубежные датчики пульса обладают рядом недостатков. Наша задача: разработать датчик пульса, который будет компактным, чтобы встраивать его в наручные часы, и будет позволять постоянно измерять пульс в реальном времени без помех от движения руки.

Выход на новые рынки: за рубежом датчики пульса пользуются спросом в спорт- и фитнес-индустрии. Стоят они недорого — от $40, и их уже проданы десятки миллионов. Пока в нашей стране рынок спортивных мониторов пульса незначителен, менее $400 тыс., 98% его сконцентрировано в Москве. Мы планируем ориентироваться прежде всего на западного потребителя.


Иногда разработчики не только создают технологии, обладающие экономической эффективностью в решении какой-либо проблемы, но и работают над созданием проектов особой социальной значимости. Такие идеи по понятным причинам не могут рассчитывать на помощь венчурных инвесторов, но и у государства нет специальных инструментов для их финансирования. Хотя эти проекты являются залогом процветания нашего общества. «До 1994 года в России не было референс-препаратов для оценки качества тест-систем инфекционной диагностики. Компания МБС совместно с «Вектором« занималась проектом по заказу Государственного института стандарта и качества: пытались создать линейку референс-препаратов. Но финансирование из бюджета мы не получили и разрабатывали проект за счет собственных средств. Первые 3–4 года мы производили себе в убыток. Уже потом, когда рынок сформировался, проект стал рентабельным. В ходе реализации проекта мы создали линейку референс-препаратов, позволяющих контролировать качество тест-систем по всей России», — рассказывает Михаил Лосев.

Очевидно, что прорыв в высоких технологиях и инновациях состоится при двух условиях — мощная государственная поддержка и развитие системы частных венчурных инвестиций. И эти рычаги должны быть приложены к «точкам роста», которые уже сформированы в нашей экономике.

Есть ли такие точки роста в СФО? Да, есть. Во-первых, это потенциал научно-образовательного комплекса Сибири, а во-вторых, — успешные высокотехнологичные компании. Так, например, Сибирское отделение РАН, имея только 20% бюджета и штата всей Академии, обладает почти 50% всех патентов, зарегистрированных академическими институтами. В инновационных компаниях Новосибирска и Томска разработаны и освоены технологии мирового уровня. Например, лаборатории Нобелевских лауреатов в Америке стоят в очереди за лазерными системами компании «Техноскан», а в Японии строят завод по уничтожению особо опасных отходов по технологии компании «Международный научный центр по теплофизике и энергетике», сибирские биотехнологические компании контролируют до 70% российского рынка диагностики инфекционных заболеваний, компания «Тайрус» — ведущий поставщик на мировой рынок искусственных кристаллов изумруда, сапфира. Таким образом, как отмечает директор ассоциации «СибАкадемИнновация» Андрей Ременный, «у нас уже сложилась система отбора коммерчески эффективных технологий и есть прослойка первоклассных менеджеров, способных выводить хай-тек на мировые рынки. Теперь необходимо научиться работать с масштабными инвестициями, направленными на расшиерние производства и генерацию новых инновационных компаний».

К сожалению, в 2004 году доля России в мировом объеме наукоемкой продукции составила всего лишь 0,4%, в то время как в США — 40%. Меры для изменения ситуации в инновационной сфере должны приниматься на государственном уровне: в законодательстве сегодня много пробелов, из-за которых инновационные компании не могут в полной мере раскрыть потенциал своих разработок. Непосредственно научный блок не вызывает опасений у большинства инновационных компаний, с которыми мы общались при подготовке этого материала. Трудности начинаются на последующих стадиях — при поиске начальных инвесторов, кредитов, получении патентов. Из-за структурных рисков, существующих в инновационной экономике, она пока не представляет серьезного интереса для инвестиционных компаний — рынки, на которых они привыкли работать, дают им большую и надежную доходность, чем та, которую могут предложить инноваторы. Подход государства к инновационной отрасли должен состоять как в выделении средств для ее поддержки, так и законодательном регулировании, создании рамочных условий для беспроблемного функционирования и развития новой экономики.

Ольга Хибакова

Оригинал материала: http://www.com.sibpress.ru/1.12.2006/strategies/82319/


Комментарии:


Источник: Газета «Континент Сибирь»
Опубликована: 1 декабря 2006 г.

Последнии публикации

25 июля Время «гринфилда». В Томске создают Центр биомедицины и биотехнологий

21 июня «Прорыв» на подступах к БРЕСТу

31 мая В Сибирь с Елисейских полей. Французские атомщики изучали опыт российских коллег

24 мая Умный архив. Как СИБУР на U-NOVUSе проблемы цифровизации решал

1 марта Росатом и Томская область расширили соглашение в сфере цифровизации