Главная :: События, факты, мнения :: Публикации :: Виктор Кресс: "Томская область готова к реализации мегапроектов"

Публикации

Виктор Кресс: "Томская область готова к реализации мегапроектов"

Ситуация в экономике Томской области в последнее время складывается непросто. С тех пор как в ведущей для региона нефтяной отрасли произошли кардинальные перемены, темпы роста основных социально-экономических показателей заметно снизились. Тем не менее руководство области уверено, что на инвестиционной привлекательности территории эта ситуация не отразилась. Более того, в администрации региона настроены на приход крупных инвесторов, которых должны заинтересовать новые отрасли и проекты. Об этом губернатор Томской области ВИКТОР КРЕСС рассказал во время встречи с журналистами группы изданий «Континент Сибирь».

— Виктор Мельхиорович, каковы основные итоги первого полугодия в экономике Томской области?

— Одна из основных составляющих экономики области — это нефтяная отрасль, а ее в последнее время немного «потряхивает» — сначала «ЮКОС», потом «Русснефть», поэтому я не могу пока похвастаться высокими темпами. До 2004 года темпы роста составляли примерно 20% в год, сейчас они ниже. Планы, которые мы определяли для компаний в этом году, к сожалению, тоже выполнены не будут: мы планировали добыть около 12 млн тонн нефти, будет около 10 млн тонн.

Если же оценивать приток инвестиций в отрасль, то можно увидеть, что томская «нефтянка» и в первую очередь ОАО «Томскнефть» серьезно наращивают обороты. В 2004 году было инвестировано 300 млн руб., в 2005-м — 1,5 млрд руб., в прошлом году — на уровне 10 млрд, а в 2007-м 16 млрд руб. инвестирует только ОАО «Томскнефть», а в целом по нефтяной отрасли планируется около 20 млрд инвестиций.

Надо признать, что ситуация с «Томскнефтью» заставила нас работать по-другому. Если в 2002–2003 годах на долю «Томскнефти» приходилось 97–99% добытой на территории области нефти, то в нынешнем — около 80%. Остальное — компании, которые принято называть малыми недропользователями. На деле же они отнюдь не малые — в ближайшие годы с 6 до 10 млн тонн нефти в год могут дать именно эти компании. Мы очень рассчитываем на то, что нефтяная отрасль в нашем регионе будет диверсифицирована.

Но не единой нефтью сыта Томская область. В других отраслях промышленности отмечу серьезный рост. Например, в атомной, а для нас это важно, потому что только на Сибирском химкомбинате работают около 17 тысяч человек. Очень важен рост в лесопромышленном комплексе: за семь месяцев — 17%, особенно если учесть, что это одна из самых депрессивных отраслей экономики. Достаточно назвать цифры. Без ущерба для экологии в области можно заготавливать ежегодно до 30 млн куб. м леса, а сейчас получается лишь около 3 млн куб. м. Рост в этой сфере важен для нас и потому, что в территориально удаленных населенных пунктах заняться людям больше нечем. Понимая это, мы «раскрутили» в последнее время индустрию заготовки и переработки дикоросов — ягод, грибов, орехов, лекарственных трав. В нынешнем году, несмотря на холодное лето, дикоросов населением будет заготовлено на сумму около 1 млрд рублей, причем в глубинке, где, кроме пенсий, «живых» денег почти нет.

— В связи с упомянутыми вами событиями вокруг нефтяной отрасли как оцениваются перспективы инвестиционной привлекательности Томской области?

— В целом инвестиционная привлекательность области растет. И нефтегазовый комплекс здесь не главное. Он был привлекательным, есть и еще, наверное, долго будет. Но в то же время в прошлом году инвестиции в основной капитал составили 33 млрд руб. В этом году мы ставим задачу — 55 млрд руб., из них в пределах 20 млрд руб. — нефтяная отрасль, около 1,5–2 млрд руб. — газовая отрасль, все остальное — другие сферы. Наша задача — рост инвестиций в наукоемкий бизнес, в инновации. А здесь в последние годы прогресс налицо: еще три года назад у нас было около 100 таких компаний, на начало этого года — 400. В этом году число инновационных компаний в нашем регионе приблизится к 500. Некоторые из них 15–17 лет назад начинали с двух-трех человек, «Микран», например. К концу этого года у данной компании будет около или более тысячи сотрудников с очень приличным заработком. Это полностью инновационное предприятие, и оно не единственное. Поэтому в целом, если говорить о стратегии развит ия области, мы делаем ставку на два блока: это ресурсы и инновации, которые необходимо внедрять во все отрасли, включая сельское хозяйство, иначе мы никогда не будем конкурентоспособными.

— Насколько часто требуется участие власти в привлечении инвесторов в экономику области? Какие сферы этого требуют больше всего?

— Участие власти требуется везде, только в разной степени. Даже в нефтегазовой сфере, например, в привлечении внимания к малым месторождениям. При такой высокой цене нефти на мировом рынке месторождение в 1 млн тонн сегодня привлекательно. В то же время у нового собственника «Томскнефти» — компании «Роснефть» — крупные месторождения во многих регионах, поэтому небольшие скважины ему могут быть уже не нужны, но они интересны небольшим компаниям. Мы готовимся обсуждать этот вопрос с «Роснефтью» и вводить в отрасль другие компании, в том числе и иностранные, которые за счет внедрения инноваций могут повысить дебит этих скважин.

Что касается инновационного бизнеса, здесь участие власти обязательно на первом этапе: мы должны эти компании, что называется, за руку привести. Мы их растим, начиная со студенческого этапа.

— А вы могли бы выделить лидеров инновационного бизнеса?

— Я вновь назвал бы «Микран». Это предприятие работает, как раньше говорили, по «двойным технологиям». Сегодня у него есть часть оборонного заказа — авиационная электроника для истребителей 5-го поколения, но большей частью это выпуск продукции гражданского сектора — антенное хозяйство, радиорелейные линии. Компания «Элеси», работающая в сфере автоматизации и телемеханики трубопроводного транспорта. «Сиам» — это автоматизация при ремонте скважин. Наконец, «Элекард» — работает в сфере цифровых сигналов и телевидения, а среди партнеров компании — фирмы с мировыми именами. Мы вообще изначально ориентируем инновационный бизнес на мировой рынок.

— А эти компании нуждаются в помощи областной власти?

— Они уже зарекомендовали себя, но участие власти все равно необходимо. В каждой стране свое отношение к бизнесу: в Европе он сам по себе, власть просто не должна мешать. А в Азии признаются только предприятия, которые поддерживаются властью. Поэтому мы берем представителей бизнеса на презентации в другие страны: когда их видят рядом с губернатором — лучшей рекламы не нужно.

— Расскажите, пожалуйста, о перспективах наиболее амбициозных проектов области. Например, строительство АЭС в Северске.

— Перспективы у АЭС в Северске определенно есть. Строительство атомной станции включено в дорожную карту России размещения АЭС до 2025 года. АЭС — это самый крупный инвестиционный проект: строительство одного энергоблока стоит $2,5 млрд, а их планируется построить на первоначальном этапе два, а в перспективе — до четырех. АЭС — это гарантия энергобезопасности региона и важнейшая составляющая развития территории. Атомная станция принесет областному бюджету значительные дополнительные средства, новые рабочие места, в том числе в промышленно-строительной отрасли.

Дефицит электроэнергии, который в последнее время наметился в Сибири, также повышает вероятность строительства АЭС. По результатам нашего последнего соцопроса, 60% населения области признает, что за «атомом» будущее. Правда, процент желающих иметь на территории области АЭС меньше 60, но здесь необходима большая разъяснительная работа.

— Когда завершится реорганизация Сибирского химического комбината и что будет ее результатом?

— Акционирование должно быть завершено к октябрю, но это не означает передачу в частные руки. Вместо ФГУП будет АО со 100-процентным госкапиталом. Проблема в том, что у СХК самая сложная организационная структура среди всех предприятий Минатома.

Здесь есть бюджетная составляющая — оружейный комплекс работает по госзаказу, который содержится за счет федерального бюджета, — и коммерческая, работающая полностью на рынок. Поэтому мы долго искали варианты того, как акционировать комбинат с наименьшими затратами. Нашли способ акционироваться единым комплексом.

— Недавно акционеры строящегося завода «Северскстекло» пообещали запуск производства в ближайшее время. Однако на протяжении трех лет это мероприятие откладывалось. Как вы оцениваете готовность завода к запуску?

— Этот проект — классический пример того, как не надо делать. Я считаю, что администрация Северска изначально повела себя неправильно — вложила деньги, не потребовав взамен четких обязательств со стороны предпринимательских структур. Не хочу вдаваться в подробности, скажу лишь, что я не верю в запуск завода в этом году. В лучшем случае — в первой половине следующего. Но если запуск и дальше будет откладываться, то данный проект может потерять то место на рынке, которое планировалось изначально. Аналогичные производства в России запускаются во многих регионах, а место на рынке ограничено.

— Ожидается ли появление в Томской области новых финансово-промышленных групп?

— Сами ФПГ не очень активны. Чтобы они пришли, их нужно заинтересовать. Сегодня, например, ИФК «Метрополь» начинает разрабатывать Бакчарское месторождение железной руды. Проект «Бакчарская руда» — из разряда долгоиграющих. Он хорош тем, что ведет за собой создание в области принципиальной новой отрасли — металлургической. Разработана программа до 2015 года, которая оценивается в пределах $8–10 млрд. Но это мегапроект — мы хотим добывать десятки миллионов тонн руды и не только продавать ее, но и перерабатывать. В принципе вся Томская область стоит на железной руде. Если запасов нефти осталось на десятки лет, то железной руды на тысячелетия — около 400 млрд тонн. Надеемся, что этот проект поможет и в развитии транспортной схемы: Томская область должна быть прорезана железной дорогой с запада на восток и с юга на север. Конечно, в столь крупном проекте должно быть частно-государственное партнерство, потому что одному бизнесу это будет не под силу.


Источник: Газета «Континент Сибирь»
Опубликована: 12 октября 2007 г.

Последнии публикации

25 июля Время «гринфилда». В Томске создают Центр биомедицины и биотехнологий

21 июня «Прорыв» на подступах к БРЕСТу

31 мая В Сибирь с Елисейских полей. Французские атомщики изучали опыт российских коллег

24 мая Умный архив. Как СИБУР на U-NOVUSе проблемы цифровизации решал

1 марта Росатом и Томская область расширили соглашение в сфере цифровизации