Главная :: События, факты, мнения :: Публикации :: Виктор Кресс: У Томской области два фактора развития – природные ресурсы и инновации

Публикации

Виктор Кресс: У Томской области два фактора развития – природные ресурсы и инновации

Томская область, традиционно являющаяся нефтедобывающим регионом, в последние годы активно развивает и другие источники наполнения регионального бюджета. И несмотря на то, что по соглашению с Роснефтью бывшие активы ЮКОСа, приобретенные компанией, так и останутся зарегистрированными в Томской области, местная власть вплотную занялась инновациями и добычей таких дефицитных для страны ресурсов, как железная руда и редкоземельные металлы. В Томске создается центр коммерциализации нанотехнологий, а также разрабатывается проект по добыче и освоению железной руды, который вошел в число 16-ти проектов, отобранных Минэкономразвития РФ как наиболее перспективные. Губернатор Томской области Виктор Кресс в интервью РИА Новости рассказал о том, какие перспективы открываются перед регионом, который сокращает долю нефтяных доходов в своем бюджете.

На сегодняшний день рейтинги Томской области отчасти ограничиваются высокой зависимостью от одного налогоплательщика - нефтяной компании "Томскнефть". Просчитываются ли на перспективу схемы пополнения областного бюджета вне зависимости от "Томскнефти"?

Мы уже несколько лет ведем работу, направленную на снижение "нефтяной доли" в бюджете региона. Были годы, когда бюджет более чем на 50% зависел от налогов "Томскнефти". Сегодня нефтяная составляющая в нем – не более 30%.

Более того, даже если говорить об отрасли в целом, то мы предпринимаем определенные шаги для ее диверсификации. В 2002-2003 годах на долю "Томскнефти" приходилось 97-99% добытой на территории области нефти. А в текущем году -  уже около 80%. Остальная нефть добывается так называемыми "малыми недропользователями". И мы рассчитываем, что в течение нескольких ближайших лет эти компании увеличат добычу нефти с шести до десяти миллионов тонн.

Но вопрос даже не в том, что крупный нефтяной налогоплательщик один. В этом году исполнение бюджета идет туго.  Дело в том, что начисление налогов за нефть идет авансом.  В четвертом квартале 2006 года цена на нефть упала, и нефтяная отрасль переплатила в бюджет области 1,8 миллиарда рублей налога на прибыль. Теперь мы эти деньги должны вернуть.

Буду обращаться к председателю правительства РФ, убеждать его, чтобы такую методику изменили. Также, как приходилось убеждать по методике межбюджетных отношений, которая строилась на налоговом потенциале. Дело в том, что у нас он приличный, особенно за счет Северска, где создавалась "оборонка". Но сейчас "оборонки" уже нет, а ее налоговый потенциал продолжают учитывать. И мы все последние годы доказывали, что недополучали  минимум 1,5 миллиарда. Сейчас методику изменили и на будущий год получим трансферт как раз в таком размере.

В том, что касается "Томскнефти", долгосрочных договоренностей с "Роснефтью" - новым собственников компании пока нет. В ближайшее время мы подпишем с "Роснефтью" соглашение о сотрудничестве и, исходя из него, начнем выстраивать взаимоотношения. Отмечу, что решен принципиальный вопрос. Глава "Роснефти" Сергей Богданчиков во время своего первого визита в Томск после покупки "Томскнефти" с понимаем отнесся к нашим просьбам. В частности о сохранении центра начисления прибыли ОАО "Томскнефть" в нашем регионе.

При этом - чем заместить "нефтянку" - вопрос для нас давно решен. Прежде всего, мы делаем ставку на развитие экономики знаний, экономики интеллекта – инновационной. Без ложной скромности отмечу, что наш регион является одним из российских лидеров в этом направлении. Сегодня  в Томской области работает более 500 инновационных  предприятий. И, что особенно важно, - их число ежегодно растет. Если в 2002 году таких предприятий было создано три, то в последующие годы мы вышли на создание нескольких десятков инновационных или выпускающих наукоемкую продукцию предприятий в год. В нашем регионе уже созданы все элементы инновационной инфраструктуры. Сегодня в области работает 11 офисов коммерциализации - в каждом университете и в институтах академии наук. Кроме этого работают пять бизнес-инкубаторов, три центра трансфера технологий, пять консалтинговых компаний, которые обслуживают наукоемкий бизнес.

И вот результат - ежегодный прирост объема производства наукоемкой продукции составляет около 40%, а инновационной – 25%. Например, объем наукоемкой продукции в 2002 году составлял почти 2 миллиарда рублей, а в 2006 уже 9,5 миллиарда, а инновационной -  600 миллионов рублей в 2002-и и более 4 миллиардов рублей в прошлом году.

Мы надеемся  к 2010 году довести объем инновационной продукции до 50% в приросте промышленного производства.

Конечно, все эти и дальнейшие планы увязаны с программами развития городов, с созданием новых рабочих мест, приростом населения.

Наука, образование и инновации – это Томск и ОЭЗ технико-внедренческого типа, Северск и мирный атом. В Томске ставим задачу – создать за 15-17 лет дополнительно минимум 50 тысяч высоко интеллектуальных высокооплачиваемых рабочих мест (сейчас их около 20 тысяч). Это сработает на увеличение числа жителей Томска. И мы уже сегодня планируем агломерацию – Томск, Северск, Томский и Шегарский районы.

К слову, для остальной области я ставлю такую же задачу – не менее 50 тысяч высокооплачиваемых рабочих мест, но в сфере добычи и переработки природных ресурсов. 

Если говорить о приросте населения, то мы имеем уникальную возможность оставлять у себя лучших студентов, ведь 60-70% учащихся наших вузов - приезжие. И в этом направлении уже начали работать. Как уже говорил, открываем бизнес-инкубаторы, предоставляя молодым специалистам возможность воплощать в жизнь свои разработки. В том, что касается жилья,  проектируем в Томске несколько новых микрорайонов площадью не менее 1 миллиона квадратных метров жилья.

Виктор Мельхиорович, в ходе визита в июне этого года в Томск первого вице-премьера России Сергея Иванова была достигнута договоренность о создании в Томске центра по коммерциализации нанотехнологий. Какая роль отводится этому центру и что сделано на пути его создания?

Исследования в области нанотехнологий по своим направлениям у нас ведут институт физики прочности и материаловедения СО РАН, институт сильноточной электроники, Томский политехнический и Томский государственный университеты, Сибирский медицинский университет. Но пока еще у этих разработок нет коммерческой составляющей. Здесь вопрос и в отсутствии средств, и в мышлении, сложившемся в прошлые времена, когда ученый и коммерсант были антиподами. А реализация наших разработок принесла бы миллиарды рублей.

В послании президента говорилось о 180 миллиардах рублей, выделяемых  на создание государственной корпорации по нанотехнологиям. Головным научным учреждением определен Курчатовский институт. Решено, что Томск, как один из центров науки, примет участие в этом проекте. Сейчас решаем организационные вопросы – идет дискуссия о создании его на базе института физики прочности и материаловедения СО РАН, который является в Томске основным центром нанотехнологий. Мы ищем такой вариант, чтобы Новосибирск (СО РАН) ничего не потерял, и чтобы мы могли при этом что-то приобрести.

Томская область – регион, обладающий богатейшими запасами природных ресурсов. Кроме нефти, какие еще направления планируете разрабатывать и есть ли проекты частно-государственного партнерства?

Да, конечно. Природные ресурсы – важнейший фактор развития экономики области. У нас самая большая территория по Западной Сибири - 316 тысяч квадратных километров. И вся область стоит на массиве железной руды – ее хватит на тысячи лет. Правда, она труднодоступная, самое мелкое залегание на глубине 170-180 метров. Но содержание железа около 40% и более.

Во времена Советского Союза это было в резерве.  Сегодня, когда  Россия покупает железную руду за границей, мы решили этот "резерв" использовать.  Поэтому уже третий год мы активно работаем, чтобы выйти на инвестиционные предложения. Просто добывать руду – это полдела.  Мы же  рассматриваем вариант появления в нашем регионе новой отрасли – металлургической. И здесь мы, естественно, предполагаем частно-государственное партнерство.

Мы провели разведку Бакчарского месторождения, которая подтвердила данные о том, что запасы месторождения составляют не менее 400 миллиардов тонн руды.

В июле этого года, после завершения разведки месторождения, на условиях конкурса контрольный пакет компании, которую создавали с целью геологического изучения (ООО "ТомскГТК - руда"), продали. Проект по добычи и переработке железной руды получил название "Бакчарская сталь". С инвестором (ИФК "Метрополь", Москва) заключено соглашение, согласно которому  определены этапы и сроки выполнения работ по добыче железной руды и других минеральных ресурсов, а также организации их глубокой переработки на территории области. Одновременно в регионе будет развиваться ряд других проектов, вплоть до разработки технологий восстановления железа в ОЭЗ. Таким образом, в регионе появится новый металлоперерабатывающий кластер. Строительство и ввод в эксплуатацию мощностей  начнется до 2015 года включительно. По расчетам, Бакчарский узел через 10-15 лет способен превратиться в основного поставщика металлического концентрата и металлопроката, ориентированного на восток России и страны Азиатско-тихоокеанского региона.

Но по разработке железной руды приличная составляющая - транспортная, прежде всего, железная дорога. И это, конечно же, должны сделать мы, через государственный инвестфонд.

Кроме того, у нас есть приличные месторождения известняка, где тоже планируем создать производства. Недалеко от Томска Туганское месторождение песков, где вся таблица Менделеева редкоземельных металлов, что востребовано на рынке в мире.

У нас одно предприятия уже создано, будем создавать еще, также за счет частно-государственного партнерства. Будем вести разведку дальше, в том числе золота и алмазов… У нас уже есть некоторые данные по алмазам на территории Томской области.

Пока депрессивная отрасль экономики – это леспромышленный комплекс. Лесные массивы занимают около 60% территории области и мы вместе с кедровником можем добывать 30 миллионов кубометров ежегодно, без кедровника – 27 миллионов. А заготавливаем в десять раз меньше. Проблема, в том числе, в отсутствии инфрастуктуры, в трудной доступности леса. Но отрасль перспективная. Мы планируем как увеличение объемов добычи, так и запуск деревообрабатывающих производств, с привлечением иностранного капитала.

Вы говорите о создании новых производств, но это потребует не только новых дорог, но и дополнительных энергетических мощностей. Не может ли нехватка или даже дефицит энергии послужить тормозом в развитии этой отрасли?

Да, этот вопрос один из самых актуальных на сегодня. Уже сегодня, чтобы обеспечить электропотребление региона приходится искать дополнительные источники. В области производится только 30% потребляемой электроэнергии, остальная закупается на ФОРЭМе. За счет электроэнергии с Красноярской ГРЭС можно увеличить мощности еще на 30%. Энергетики Тюменской области уже предупредили о собственном увеличении потребления электричества, а в связи с этим возможны ограничения в поставках энергии. В Новосибирской области тоже назревает дефицит. Наши предприятия уже сейчас не получают столько энергии, сколько им требуется. Этот вопрос мы рассчитываем решить его за счет строительства АЭС в Северске. На сегодня АЭС с двумя энергоблоками ВВЭР-1000 занесена в "дорожную карту" (Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики на территории России до 2020 года). Но, вообще, приличная атомная электростанция, с приличным объемом налогов – это четыре блока по 1 тысячи мВт.

Но этот вопрос еще предстоит решить. Дело в том, что Росатом сделал запрос в РАО ЕЭС и те дали наши потребности на будущее по сегодняшним показателям, без учета перспективы развития области. И получилось, что у нас и проблем не должно быть особых… В Москве вообще, по-прежнему, считают, что в Сибири проблем нет.  Они берут и считают все в сумме по Сибири. А то, что даже на сегодня линии нужны, чтобы транспортировать энергию, это не учитывается… 

Есть еще проблема - в Томске была сильная радиофобия. Но сейчас мы ведем работу с населением, разъясняем. Ведь, если смотреть не с точки зрения эмоций, то даже десять энергоблоков ничего в плане экологии не ухудшат. А, развивая энергетику без АЭС, только от сжигания угля выбросы в атмосферу золы и других вредных веществ составят тысячи тонн.

Томская область - пилотная площадка Минэкономразвития по борьбе с коррупцией. Что уже сделано в регионе и какие есть результаты? И что, вообще, по Вашему мнению, необходимо сделать, чтобы искоренить коррупцию во власти?

Искоренить коррупцию во власти – такую задачу ставить можно и нужно, но, к сожалению, пока нет ни одного государства в мире, где она была бы решена полностью. Однако в России уровень коррумпированности чиновников зашкаливает за все допустимые пределы. Это является существенным тормозом в развитии экономики, мешает привлечению инвестиций, да и просто – развращает и деморализует наших граждан. В противодействии этому пороку одной какой-то мерой не обойдешься. В Томской области осуществляется комплекс мероприятий по предотвращению и борьбе с коррупционными проявлениями. Задействована и специальная комиссия, созданная по моему распоряжению и обладающая широкими, даже чрезвычайными, полномочиями. Ведется гласная и негласная проверка чиновников, сидящих на так называемых, "коррупциогенных" должностях: распределении бюджетных средств, госзаказе, выдаче лицензий и разрешений. Подключили мы к этому вопросу и население, и общественность: через Общественную палату, через телефоны "горячих линий". СМИ тоже берем в союзники – недавно объявили конкурс "СМИ против коррупции".

В Томской области нынешний год стал годом практического наступления на коррупцию - возбуждены уголовные дела на ряд чиновников областных, муниципальных и федеральных структур. Но задача – искоренение причин. Здесь нужно идти по трем  направлениям - это выведение экономики из тени, освобождение госвласти от собственности и развитие гражданского общества.

Мы работаем над созданием многофункциональных центров - супермаркетов государственных услуг. Это центры, которые должны работать по принципу "одного окна", когда межведомственные согласования становятся невидимыми для конечного пользователя. Минэкономразвития предложило разбить услуги на блоки: регистрация прав на недвижимость и землю; соцподдержка; оформление гражданско-правового статуса; оформление предпринимательской деятельности. В этом году Томская область не вошла в число пилотных территорий, где такие центры будут открыты на условиях софинансирования из федерального центра, но мы уже работем и в этом году открываем первые многофункциональные центры по предоставлению социальных льгот и выплат на базе центров соцподдержки в Кожевниковском и Чаинском районах.

Конечно, искоренить коррупцию до нуля – об этом можно только мечтать.  Надо создавать такие условия, при которых воровать и злоупотреблять властью будет очень и очень сложно. Все ресурсы должны распределяться гласно, "вбелую", на виду. Коррупция боится света, а любит тень. И если чиновник переступил черту – должно последовать неотвратимое наказание. Тогда коррупция перестанет быть злободневной проблемой, уйдя в разряд третьестепенных. Мы этого в Томской области хотели бы добиться. И добьемся.

С губернатором Томской области Виктором Крессом беседовала Ольга Алдонина


Источник: РИА «Новости» - Сибирь
Опубликована: 19 октября 2007 г.

Последнии публикации

25 июля Время «гринфилда». В Томске создают Центр биомедицины и биотехнологий

21 июня «Прорыв» на подступах к БРЕСТу

31 мая В Сибирь с Елисейских полей. Французские атомщики изучали опыт российских коллег

24 мая Умный архив. Как СИБУР на U-NOVUSе проблемы цифровизации решал

1 марта Росатом и Томская область расширили соглашение в сфере цифровизации