Главная :: События, факты, мнения :: Публикации :: Бакчарские недра выдали железный аргумент. На Полынянском месторождении добыта первая тысяча тонн железной руды

Публикации

Бакчарские недра выдали железный аргумент. На Полынянском месторождении добыта первая тысяча тонн железной руды

Вот она, черная, зернистая, да-да, в мокром виде сильно смахивающая на икру. Промытая в буквальном смысле, ведь ее добывали с помощью воды. Уникальная и по способу добычи, и по свойствам, - ее можно хоть сейчас отправлять к металлургам, минуя горно-обогатительный комбинат. Вот она, самая ценная, самая первая тысяча тонн бакчарской руды. Конечно, лет через 10-20 к ней будут относиться не так трепетно, а сегодня как-то неудобно стоять на этой удивительной черной «икре» и прохаживаться - ведь за каждым килограммом, взвешенным вот на этих обыкновенных напольных весах, годы ожиданий, надежд, огромный труд геологов, буровиков, горнодобытчиков. Неужели свершилось?

Улица Металлургов

В деревне Полынянке, на самой окраине, появилась новая улица. Стоят здесь старые, обветренные избы, наверное, еще со времен рождения деревни, а улица новая, потому что назвали ее так новые, доселе незнакомые местным жителям люди – геологи и рудокопы. Улица Металлургов. Первая остановка для очень представительной делегации. В ее составе замгубернатора Владимир Емешев, руководитель федеральной структуры МПР «Томскнедра» Александр Комаров, начальник департамента недропользования Сергей Богачев, генеральный директор «Том ГДК руда» Михаил Паровинчак, представители инвестиционной финансовой компании «Метрополь» в Томске Вадим Власов и Максим Буянов, представители департаментов и СМИ.

- На улице мы совместно с экспедицией арендовали три домика, - знакомит нас Михаил Паровинчак с деревней. - Это наша контора, гостиница и одновременно что-то типа лаборатории, где будем заниматься первичной обработкой керна. Чуть позже под офис арендуем дом культуры. Большой зрительный зал закрыли, так как поселение не может его содержать и отапливать, а нам он пригодится. А вон там, у кромки бора, оборудуем вертолетную площадку.

Михаил Степанович показал вперед, на край леса, который тут же высветило солнце. Красивые здесь места. Старый лес, вдоль которого раскинулось село с деревянными, уже высеребренными дождями и ветром избами. Простор, тишина, природа… Не верится, что когда-нибудь все это сменится индустриальным пейзажем. Не очень верится, видимо, и местным. Показывая, кто здесь хозяин, во двор конторы, прямо перед носом делегации, забрела буренка, которую все назвали «началом нового подсобного хозяйства».

…В 1956 году в деревне пробурили одну из шести скважин. Тогда жители впервые и услышали, что скоро будет здесь металлургический завод. Да ведь и не слух это был – название деревни не где-нибудь – в газете «Правда» прогремело. Про открытие третьей металлургической базы страны писали, про проект очередной программы КПСС.

Полынянский участок, по меркам геологов, небольшой - всего 5 на 7,5 километра. Вся же площадь месторождения огромна. Уже точно известно, что оно самое большое в мире - полоса тянется практически от Туруханска Красноярского края на юг почти до Казахстана – всего около двух тысяч километров в длину. Ширина меняется от 60 до 200 километров.

Геолог – человек будущего

Геолого-разведочной экспедиции (ТомГРЭ), созданной по инициативе ООО НПО «Том ГДК руда», которая работает на Полынянке, всего два года. Но столь малый срок никого не смущает, потому что работают здесь настоящие профессионалы.

- Экспедицию мы собирали, что называется, с миру по нитке, ведь для того, чтобы разогнать геологов, много ума не надо, - продолжает Михаил Паровинчак. – Костяк ее составляют специалисты некогда знаменитой в Сибири Томской геолого-разведочной экспедиции. Полсотни лет экспедиция занималась съемкой, бурением и другими геолого-разведочными работами по твердым полезным ископаемым. В том числе тогда, почти полвека назад, доразведывали и бакчарскую руду, которую обнаружили нефтегазовые геологоразведчики.

В 2005-м геологи и буровики пришли снова. Первую скважину начинали бурить практически вручную, потому что из-за болот проехать к ней было невозможно. Да и не здесь вовсе, под боком у Полынянки, а в пяти километрах от деревни. Снаряжение, продукты, воду таскали на себе. Когда у главного инженера экспедиции Евгения Юдина спросили, что же двигало людьми, тот не сходя с места сказал рецепт удачи: «Секрет прост. Сначала нужно одержать психологическую победу, и тогда уже придет настоящая. Мы были уверены, что руда там есть и что на этот раз продолжение будет. Победа была одержана стопроцентно. Мы совершенно не думаем сейчас о том, как нелегко приходилось начинать работу. Наоборот, рады, что у нас появились объемы, непочатый край работ, новые рабочие места».

Пессимизм здесь жить не будет

Эта первая тысяча тонн добыта с помощью «газировки». Вода смешивается с воздухом и под давлением подается в одну скважину, разбивает руду, а готовая пульпа выносится на поверхность по трубе второй. По научному это называется методом СГД-скважинной гидродобычи. Его в стране применяют редко, впрочем, как и в мире. А зря – руда выходит уже наполовину обогащенная. Такую, как уже было сказано, хоть сейчас в производство. Впрочем, редкости применения метода есть свое объяснение - таким образом можно взять только рыхлый слой рудного пласта, в нашем случае – порядка 25 процентов. Затем, вероятнее всего, придется браться за традиционный открытый способ добычи со строительством карьеров.

Спрашивается, зачем было форсировать события? Ну, полежала бы она на почти двухсотметровой глубине еще пару лет. За это время можно побольше скважин набурить, запасы поточнее просчитать… Как выяснилось, эта первая тысяча была нужна не только в производственных целях, но еще и в качестве лекарства от пессимизма для тех, от кого зависит рождение бакчарской стали. Вот и сейчас мнения разделились. Одни говорят о проекте, который станет реально давать продукцию не ранее 2025 года, когда будут здесь и железная дорога, и карьер, и производство. Паровинчак настаивает на другом, более интенсивном варианте.

- Если мне скажут, что что-то серьезное здесь появится только к 2020 году, я решу: все семь лет проработал зря. Понятно, что производство будет развиваться бесконечно, и лет через 50 здесь тоже будут какие-то горизонты, но начальная стадия должна быть уже через три-пять лет. В 2012 – 2013 годах в Бакчаре будет свой собственный металл в виде самой первой, начальной продукции. Нет, пока не в металлургическом комбинате, хотя мы работаем по схеме, когда крупные объекты будут строиться параллельно с инфраструктурой и развитием месторождения. Сегодня речь идет об использовании мини-заводов, которые могут выдавать продукцию в объеме от 100 тысяч до 2,5 миллиона тонн в год каждый. В мире работает примерно тысяча таких предприятий, при этом в Китае их несколько сотен, в Бразилии и Австралии по несколько десятков, а в России нет ни одного.

Сад есть. Когда будет город?

Бакчарская руда – это мегапроект Томской области. Стараться есть над чем: налог региону только на добычу твердых полезных ископаемых составляет 60 процентов, а в нашем случае это 16-18 миллиардов рублей в год. Для сравнения: весь бюджет Томской области – 20 миллиардов рублей. Но и это еще не все. В Бакчаре планируется сделать полный производственный цикл – от добычи до металлопроката. А это значит строительство города, ведь для работы на производстве и обслуживающих отраслях нужно порядка сотни тысяч человек.

- Да, сад-то у нас есть, а вот когда город будет? – поинтересовалась у гостей глава администрации Бакчарского района Валентина Выходцева. – Люди у нас опять надеждой живут, спрашивают: «Действительно на наш район сделают ставку?».

- Бакчар занимает в приоритетных направлениях области практически первое место, - обнадежил заместитель губернатора Владимир Емешев. – По месторождению губернатор уже дважды докладывал президенту. Все понимают, что это очень сложный проект, который в одиночку не потянуть. Поэтому мы очень долго работали в поисках подходящего инвестора, остановились на ИФК «Метрополь», поскольку у этой российской компании есть неплохой опыт работы с природными ресурсами. А в части развития инфраструктуры попросили помощь у государства.

На недавнем инвестиционном форуме в Сочи Бакчар попал в число 20 основных проектов страны, которым была обещана государственная поддержка. Деньги планируется направить на строительство транспортных артерий: необходимо построить железную дорогу и практически заново - многополосную автотрассу Бакчар - Томск около 200 километров.

Главная задача инвестора на сегодня – организовать бурение (нужно еще порядка 50 скважин) и защитить месторождение. Основную работу запланировано сделать в 2008 году. Именно следующий год будет первым шагом после сегодняшнего старта. Получить пробы на куда большей площади месторождения, заручиться заключением австралийских экспертов, вердикт которых означает стопроцентную путевку в жизнь, – сегодня самое главное. Необходимо формально закрепить то, в чем мы сегодня уверены, да и не только мы. Интерес к Бакчару проявили прежде всего российские регионы. Сегодня страна вынуждена ввозить руду из-за границы: запасы Курской магнитной аномалии еще велики, но ископаемое осталось только в скальных породах, и добыть его невероятно сложно. Обратила сюда свой взор и заграница. Пристальнее остальных следит за развитием событий Япония: восточный сосед вынужден ежегодно ввозить 120 миллионов тонн аж из Австралии…

На фоне таких глобальных планов о сегодняшнем дне Бакчара не забывают. Наоборот, «Метрополь», владеющий контрольным пакетом акций, обязан будет взять над районом шефство. Сегодня речь идет об участии компании в развитии ЖКХ и соцсферы.

Бренд только родился

Красивое название «Бакчарская сталь», под которым уже стало принятым подавать проект, НПО «Том ГДК руда» и Полынянское месторождение – это не одно и то же. Такое заявление сделал во время поездки Михаил Паровинчак. Проект «Бакчарская сталь» пока виртуален, ведь он еще даже не вылился в программу действий.

- Мы владеем лицензиями на разработку двух месторождений – Восточным (Полынянским) и Западным, так называемым федеральным, - сказал Михаил Степанович. - На этом, втором участке площадью 530 квадратных метров также ведутся работы, но уже полностью за счет средств из центра. Проект «Бакчарская сталь» инвестиционный, и он будет привязан к Полынянке. Это месторождение финансируется за счет «Метрополя» в лице ООО «Западно-Сибирская инвестиционная компания». «Бакчарская сталь» - это название будущего предприятия. И будет ли оно привязано только к металлургическому производству или горнодобывающему – пока вопрос. А вот автор бренда – «Том ГДК руда». Мы предложили это название москвичам сразу. Те долго думали, перебрали много своих вариантов, но потом пришли к выводу, что наш все-таки лучший.

Сегодня параллельно с решением многочисленных проблем инициаторы бакчарского  проекта подумывают о создании музея. Собирают документы, фотографии, те самые газетные статьи почти полувековой давности и свидетельства жителей, которые еще тогда, в далекие шестидесятые, верили, что скоро будет здесь и сад, и город, и красавец-завод, а Бакчар прогремит на всю страну как столица отечественной металлургии. Сегодня эти строки одновременно вызывают и слезы, и улыбку. Но более всего надежду, что пустых обещаний людям по поводу бакчарского проекта больше не будет никогда.

1 мая 1964 года. М. Скурятина, Бакчарский район:

«… Бакчар, ты стал чудесным краем,
Богат рудой, и потому
Дома здесь выросли большие,
Металлургический завод.

Здесь пролегли пути стальные,
И создал это все народ!
И в рейс впервые отправляясь,
Промчит стрелой электровоз.

Мы скажем гордо улыбаясь:
«Бакчарскую руду повез!»

Татьяна Томрачева


Источник: Газета «Томский вестник»
Опубликована: 24 октября 2007 г.

Последнии публикации

25 июля Время «гринфилда». В Томске создают Центр биомедицины и биотехнологий

21 июня «Прорыв» на подступах к БРЕСТу

31 мая В Сибирь с Елисейских полей. Французские атомщики изучали опыт российских коллег

24 мая Умный архив. Как СИБУР на U-NOVUSе проблемы цифровизации решал

1 марта Росатом и Томская область расширили соглашение в сфере цифровизации