Главная :: События, факты, мнения :: Публикации :: Разработка томских ученых вошла в список ста лучших изобретений России

Публикации

Разработка томских ученых вошла в список ста лучших изобретений России

На что никогда не могло пожаловаться наше Отечество, так это на недостаток светлых голов. Ежегодно российские кулибины подают тысячи заявок на получение патентов на изобретения. Число выданных патентов, конечно, меньше, но и оно выглядит весьма внушительно. Однако изобретения бывают разные, и далеко не каждое может претендовать на Нобелевскую премию. Чтобы отделить зерна от плевел и показать миру самое ценное, Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам составила список, в который включены 100 лучших изобретений России. В нем оказалось два с томской пропиской. Одно из них принадлежит ученым НИИ фармакологии, разработавшим новый метод регенерации поврежденной ткани мозга.

Точное название разработки, запатентованной еще в 2006 году, - «Способ экспериментальной терапии энцефалопатии». Рассказать о ней мы попросили ведущего научного сотрудника НИИ фармакологии, доктора медицинских наук Глеба Зюзькова.

- Глеб Николаевич, для начала о самой болезни. В чем причины возникновения  энцефалопатии и чем она страшна?

- Энцефалопатии – это целая группа чрезвычайно распространенных заболеваний разной степени тяжести. Сами эти заболевания и их последствия занимают первое место в структуре общей психоневрологической инвалидизации населения в мире. Энцефалопатия может возникнуть вследствие самых разных причин - различных гипоксических воздействий: кровопотери, клинической смерти, нарушений мозгового кровообращения, которые в той или иной степени наблюдаются у большинства людей после 40-50 лет, менингитов, энцефалитов. Симптомы энцефалопатии проявляются по-разному – от легкого нарушения интеллектуальных способностей, ухудшения концентрации внимания и памяти до таких тяжелых проявлений, как парезы и параличи. Чаще, конечно, мы встречаемся с теми симптомами болезни, которые свойственны пожилым людям с хроническими нарушениями мозгового кровообращения. Однако нередко они проявляются и у людей среднего возраста. Все мы знаем, как распространены сейчас среди представителей этой возрастной группы сердечные заболевания. А все нарушения  сердечной деятельности в той или иной мере чреваты развитием энцефалопатии. При выраженной гипоксии клетки, которые отвечают за те или иные функции, гибнут. И очень часто это сопровождается не только психоневрологическими проявлениями, о которых мы уже говорили, но и соматическими - нарушением деятельности сердца, печени, почек, всех внутренних органов, работа которых во многом зависит от деятельности центральной нервной системы.

- Энцефалопатия сегодня излечивается?

- Она может быть как обратимой, так и необратимой. Существующие методы лечения – и медикаментозные, и немедикаментозные – направлены на то, чтобы стимулировать деятельность сохранившихся нервных клеток. Наш метод позволяет решить главную задачу в терапии этой болезни -  замену погибших либо дисфункционирующих нервных клеток на новые. И тем самым приводить либо к сохранению, либо к построению новых нейрональных ансамблей, ответственных за выполнение тех или иных функции центральной нервной системы. Но я хочу подчеркнуть, что наша разработка важна не только для лечения энцефалопатии. Важен сам принцип, положенный в основу нашего изобретения, прорывной подход, позволяющий надеяться на создание целого нового научного направления.  Весь наш метод основан на стимуляции глубокого резерва регенерации организма, то есть собственных стволовых клеток. Или, правильнее будет сказать, прогениторных клеток, поскольку термин «стволовые клетки» - понятие сложное, и в научной среде вокруг него до сих пор ведутся споры. Они сохраняются в каждом взрослом организме на протяжении всей его жизни, но по разным причинам не могут проявить свой регенераторный потенциал. Мы же стимулируем их путем подражания деятельности их естественных регенераторных систем. Для этого используем вещества, созданные на основе эндогенных регуляторов функций. В данном случае это был гранулоцитарный колониестимулирующий фактор. Этот препарат был создан нами в конце 90-х годов совместно с новосибирским научным центром «Вектор» и раньше  применялся для лечения гематологических и онкологических заболеваний. Его применение для регенерации поврежденных тканей – это как раз то, за что и был выдан патент.

- Собственные стволовые клетки – это звучит очень заманчиво. И, что немаловажно, совсем не страшно.

- Все естественно, ничто не вводится извне, и уже в силу этого наш подход кажется самым рациональным и целесообразным. Стволовые клетки, которые применяются сегодня достаточно активно, нельзя рассматривать отдельно от организма. Эта идея не утопическая – когда-то, конечно, она должна будет реализоваться, – но пока очень опасная. Во-первых, сегодня нет четких маркеров, позволяющих определить, стволовая это клетка или нет. Во-вторых, стволовая клетка существует в организме в тесной взаимосвязи с так называемым микроокружением, за счет которого и реализуются ее положительные свойства. Хорошо, если при введении в чужой организм она просто будет отторгнута -  это хотя бы не навредит организму. Но часто происходит иначе. Сейчас в литературе очень много данных о том, как стволовые клетки, осевшие  в одной ткани, развиваются в совсем другую – например, в костную или жировую. Высока и вероятность ее перерождения. Эти клетки способны к практически бесконечному делению. Но когда они находятся под влиянием своего микроокружения, этот их потенциал блокируется или активируется по мере надобности. А когда вводятся извне, никакие регуляторные механизмы на них не действуют, и это может привести к печальным последствиям. Одним словом, опасность нанести организму вред при использовании клеточного материала сегодня очень высока. Вспомните, как трудно найти костный мозг для пересадки! Даже если у ребенка семь братьев и сестер, костный мозг ни одного из них может не подойти больному малышу – организм будет его отторгать, и пересадка просто не даст эффекта. Что же говорить о стволовых клетках, биология которых на сегодня во многом не изучена?

- Итак, вы стимулируете спящие стволовые клетки. Как они ведут себя в результате?

- Происходит так называемая мобилизация - выход в кровь клеток, которые находятся в органах-депо, и прежде всего в костном мозге. После этого клетки оседают в зоне поражения. Кстати, наш метод еще и гораздо менее затратен в экономическом плане.  Примерно раз в двадцать.

- А если пораженный участок не один?

- Это, конечно, усложняет задачу. Но мы продолжаем работу. У нас уже есть модель работы не только с энцефалопатией, но и с хроническим гепатитом, сахарным диабетом, инфарктом миокарда. Наш подход применим практически ко всем заболеваниям, связанным с гибелью клеток. Мы ищем новые пути, комбинируем модификаторы, пытаемся использовать новые, поскольку то, что мы применяем сегодня, в эффективных дозах можно вводить не каждому человеку. По крайней мере, стоит ожидать достаточно высокого процента побочных явлений, поскольку это белковый препарат. Сейчас у нас все направлено на то, чтобы снизить его дозу путем комбинации с другими регуляторами. Пока все удается, будем надеяться, так будет и дальше.

Приходится огорчить читателей - пока новый метод испробован только на лабораторных животных. Результаты весьма впечатляющи – излечиваются даже самые тяжелые психоневрологические и соматические нарушения, вызванные поражением головного мозга. Однако впереди еще долгая череда испытаний. И сократить ее нельзя, как бы ни хотелось. Не будь этого длительного процесса, от непроверенных методов лечения пострадало бы огромное количество людей. Остается добавить, что изучением стволовых клеток ученые НИИ фармакологии занимаются очень давно. А руководитель института Евгений Данилович Гольдберг – практически всю жизнь. У изобретения, вошедшего в сотню лучших в России, не один автор, а пять соавторов – академики РАМН Евгений Гольдберг и Александр Дыгай, профессора Вадим Жданов и Николай Суслов и наш собеседник Глеб Зюзьков. По словам Глеба Николаевича, именно вместе они смогли создать полную картину, написать которую в одиночку оказалось невозможно. Последний вопрос, который мы задали ученому:  будет ли это признание подкреплено еще  и материально? Оказалось, пока сотрудники НИИ испытали лишь моральное удовлетворение. Однако одна из целей, которую преследовали создатели «списка ста», – привлечение интереса к перспективным разработкам инвесторов и спонсоров. Будем ждать, что найдутся люди, способные помочь ученым внедрить эти чудеса в жизнь.


Источник: Газета «Томский вестник»
Опубликована: 18 марта 2008 г.

Последнии публикации

25 июля Время «гринфилда». В Томске создают Центр биомедицины и биотехнологий

21 июня «Прорыв» на подступах к БРЕСТу

31 мая В Сибирь с Елисейских полей. Французские атомщики изучали опыт российских коллег

24 мая Умный архив. Как СИБУР на U-NOVUSе проблемы цифровизации решал

1 марта Росатом и Томская область расширили соглашение в сфере цифровизации