Главная :: События, факты, мнения :: Публикации :: «Город IT» в Томске: каким может быть цифровое будущее для бизнеса, университетов и горожан

Публикации

«Город IT» в Томске: каким может быть цифровое будущее для бизнеса, университетов и горожан

В минувшую пятницу, 10 ноября, в Томске прошла VIII конференция с международным участием «Город IT». В первый день главные спикеры мероприятия приняли участие в пленарном заседании, которое в этом году прошло в формате ток-шоу.

На нем спикеры и эксперты с помощью ведущего программы Вести.net Павла Кушелева выясняли, что такое цифровая экономика, что она принесет бизнесу и как городу стать «умным».

 Подробнее обо всем этом — в материале Томского Обзора.

Цифровая экономика

На старте ток-шоу собравшихся поприветствовал губернатор Томской области Сергей Жвачкин, напомнив про давнюю ориентацию региона на инновации:

 — На протяжении последних лет мы добиваемся технологического роста именно за счет новых высокотехнологичных компаний и модернизации традиционных производств. Главное конкурентное преимущество Томской области — качественный человеческий капитал, высокая концентрация исследований и разработок в самых разных отраслях, — отметил Сергей Жвачкин.

 Он также добавил, что томский IT-бизнес успешно экспортирует собственные разработки и технологии в 158 стран мира. Продукцию томских компаний можно встретить в лондонском метро, на футбольных стадионах Бразилии, в аэропортах Китая и США, в десятках других стран.

— Я уверен, что в этом зале находятся именно те, кто изменит нашу жизнь, жизнь всего общества в ближайшие годы. Новые, а главное доступные, технологии должны прийти не только на предприятия, чтобы повысить их конкурентоспособность на рынке. Ноу-хау должны стать привычными в поликлиниках и больницах, школах и библиотеках, общественном транспорте, городском хозяйстве, государственном и муниципальном управлении. Только тогда наступит то самое цифровое будущее, о котором вы и будете говорить в эти дни, — добавил губернатор.

 Ток-шоу состояло из нескольких тематических бесед. Первую из них открыл ректор Томского госуниверситета Эдуард Галажинский, который поделился своим видением федеральных проектов в сфере цифровизации:

 — Мне кажется, что принципиальное отличие программы «Цифровая экономика» от «Цифрового правительства» заключается в том, что она не про оцифровку аналоговой экономики, как часто это понимается. Речь идет о принципиальной смене парадигмы, формировании нового типа экономики — основанной на данных. И те данные, которые сегодня накапливаются и появляются, они кардинально меняют сферы жизни и экономические отношения субъектов, — начал ректор ТГУ.

По мнению Эдуарда Галажинского, в данном случае в равной ситуации находятся основные акторы — университеты, представители власти и бизнес-сообщества, так как с внедрением новых технологий меняются и разрушаются целые отрасли (например воздействие Uber на отрасль — цены на поездки стали ниже, люди стали меньше покупать автомобили). И подобное, по словам ректора, происходит во всех сферах: образовании (искусственный интеллект, который «растет» вместе со студентом, адаптивный контент), здравоохранении (предикативная медицина) и так далее. Таким образом, меняется экономический ландшафт целых стран:

 — Это принципиально взрывает всю предыдущую основу. В этом, на мой взгляд, смысл программы. И второй ключевой нюанс — ни у кого нет [таких] компетенций в мире, и мы никуда не отстаем. Если мы сегодня начнем в это сфере активно развиваться, то можем тоже оказаться среди лидеров. Ключевая идея для меня этой программы в этом, — отметил ректор ТГУ.

 Его собеседница, президент группы компаний Infowatch Наталья Касперская, более подробно остановилась на целях программы и ее принципиальных отличиях от «Цифрового правительства». По ее словам, более ранняя программа («Цифровое правительство» — прим. авт.) в большей степени была ориентирована на перевод госуслуг в электронный вид. Впоследствии появились порталы госуслуг на федеральном и региональном уровнях. У программы «Цифровая экономика» совершенно другая задача.

— Это попытка скрестить бизнес, который, с одной стороны, работает в области цифровой экономики, это разработчики вроде нас. С другой стороны бизнес, который хотел бы потреблять услуги в области цифровой экономики. Это попытка организовать частно-государственное партнерство. Поэтому создано некоторое автономное некоммерческое партнерство, куда приглашены самые крупные игроки — «Сбербанк», «Ростелеком», компания «1С», всего 5–6 учредителей, которые вкладываются деньгами и должны наблюдать за тем, как эта экономика будет формироваться. Созданы пять направлений — это инфраструктура, технологические заделы, кадры и образование, регуляторика и информационная безопасность. По каждому из направлений сформирован центр компетенций, — отметила Наталья Касперская.

Она добавила, что при формировании программы возникли проблемы, вызванные отсутствием площадок, где бизнес и государство могли бы взаимодействовать беспрепятственно (минуя коррупционные схемы). Таким образом, необходимо было придумать своего рода «рамку» для взаимодействия, на что у разработчиков программы ушло довольно много времени.

В центрах компетенций создаются рабочие группы, в которые входят представители федеральных органов исполнительной власти и игроков из индустрии.

— Меня пригласили участвовать в качестве руководителя рабочей группы по информационной безопасности. Центром компетенций по той же информационной безопасности выступает «Сбербанк». Они разослали всем, кого знали, кто имеет какое-то отношение к информационной безопасности, приглашение поучаствовать в программе. При этом за предыдущие полгода-год были сформированы и утверждены правительством основные направления. По нашей линий — информационной безопасности — этих направлений было сформировано 14. Потом центр компетенций очень быстро, за месяц, подписал план мероприятий, рабочая группа дала свое заключение, сейчас это рассматривается ответственным федеральным органом исполнительной власти, коим является Минкомсвязь, — объяснила Наталья Касперская, добавив, что работа идет очень динамично и к 30 ноября программа должна быть утверждена и принята.

Результатом работы, по ее словам, должен стать запуск сформулированных направлений, на которые будут выделены бюджетные и внебюджетные средства.

— То, что мы закладывали в свое направление — это довольно большие меры по поддержке отечественных разработчиков, импортозамещение практически по всей линейке. Это важно с точки зрения информационной безопасности, поскольку речь идет об информационной безопасности страны, — добавила Наталья Касперская.

Ректор ТГУ Эдуард Галажинский продолжил: суть программы — поддержать становление и бизнеса, и вузов, и власти.

— С точки зрения университетов, то, что происходит — новые технологии, которые приходят в нашу жизнь — может быть, они и родились в университетах, но они там отсутствуют. Работа с большими данными, блокчейн, искусственный интеллект… Получается, мы их должны тотально «завести» в университеты страны. У нас сегодня «Сбербанк» более продвинут, чем университеты. Значит, мы с компаниями должны […] наладить подготовку кадров. Университеты не могут подготовить новые кадры для тех вызовов, которые есть, — сообщил Эдуард Галажинский.

По его мнению, сложность заключается в том, что кадры необходимо подготовить для абсолютно новой ситуации, в которой пока никто не разобрался. Спикер также отметил, что в программе заложен правильный посыл — объединение вузов, представителей органов власти и бизнеса. Однако, этих условий недостаточно.

— Когда есть воля первых лиц и есть включенность — это реальная мотивация что-то сделать. Чем наш регион отличается от других, тем что у нас здесь (на конференции — прим.ред) присутствуют первые лица, директора компаний. Это показатель того, что у нас есть инициатива бизнес-сообщества. Плюс здесь присутствуют все ректоры, власть. Если мы начнем предлагать лидерские проекты на уровне федерации, то я убежден, что они будут услышаны и поддержаны в рамках программы, — заключил ректор ТГУ, поставив точку в первой секции ток-шоу.

 Время хайпа

Вторая беседа была посвящена реализации платформенных проектов, правовому регулированию цифровой экономики, отличиям при внедрении IT-технологий в России и за рубежом, а также основным проблемам, с которыми сталкиваются российские разработчики. И все это — через призму программы «Цифровая экономика». Спикерами беседы выступили Игорь Ашманов — управляющий партнер и гендиректор компании «Ашманов и партнеры», а также глава департамента по управлению регуляторными рисками МТС Андрей Рего.

 Секцию открыл Игорь Ашманов. По его мнению, программа «Цифровая экономика» появилась в результате «чудовищного хайпа и работы маркетологов».

 — Всем говорят: «Хватай мешки, вокзал отходит, надо не опоздать, надо успеть» и так далее. Происходит, я бы не сказал, что цифровая революция, но некий переход. Звучит много красивых слов: будет изменен мир, новый технологический уклад, производство 4.0 — и так далее. С моей точки зрения, изменения есть, но надо понимать, что эти волшебные технологии, о которых нам говорят — блокчейн, искусственный интеллект, нейронные сети, шеринговая экономика и все остальное — все находятся на этом пузыре хайпа (соответственно, кривой Гартнера, так называемой, кривой хайпа). Это значит, что мы слышим о них каждый день, они звучат из каждого утюга. Но в реальности, когда этот пузырь лопнет, начнется настоящее развитие, — отметил Игорь Ашманов.

Он добавил, что пока технологии находятся в «пузыре», принимается множество неверных решений и теряется огромное количество денег. Само же применение продуктов происходит на «плато продуктивности». Здесь вышедшие из «пузыря хайпа» технологии начинают помогать прагматикам от бизнеса и государства сэкономить ресурсы, заработать деньги или улучшить жизнь людей.

 — Есть сроки внедрения технологий. Надо понимать, что внедрение искусственного интеллекта, про который, кажется, что это будет уже сейчас — это минимум два-три года в некоторых нишевых применениях. В большинстве же ситуаций ничего не будет, потому что он не пригоден для этого. В некоторых это 7–8 лет. То есть, в реальности бежать совершенно не обязательно. Нужно разбираться, пытаться создавать свои продукты. Я занимаюсь искусственным интеллектом с 1987 года, уже 30 лет. Периодов хайпа в этой области было штук пять, — объяснил Игорь Ашманов.

 По его словам, если внедрять технологии в погоне за хайпом, придется заимствовать западные разработки, что, в свою очередь, увеличит процент зависимости страны.

 — Мы проходим своего рода квест. Все сначала побежали за искусственным интеллектом, потом за блокчейном. Кто-то эти бумажки с подсказкой раскладывает - к сожалению, их раскладывают не у нас. И это неправильно. Не все эти технологии будут использоваться. Не должно быть цифровой колонизации, когда мы внедряем все больше и больше - в том числе, и в самую критическую инфраструктуру - чужих технологий, которые все облачные и управляются из-за рубежа, — добавил Игорь Ашманов.

 Он также отметил, что в такой ситуации перед государством стоит цель обеспечить цифровой суверенитет и создать рынок для отечественных разработчиков. В качестве примера мер, обеспечивающих подобный суверенитет, спикер привел список отечественного ПО, составленный Минкомсвязи. По его словам, туда входят около трех тысяч продуктов и «есть абсолютно все». Предполагается, что госорганизации и госкорпорации будут приобретать продукты этой линейки, а не зарубежные аналоги.

— Это все нужно делать, но, во-первых, надо пересматривать приоритеты, а не читать СМИ, которые нам кричат, что "все бросаемся за блокчейном". Во-вторых, это нужно делать на отечественных технологиях и осознавать возможные риски. Государство должно создать равные недискриминирующие условия для всех. Например, сейчас приоритетный доступ к данным имеют западные компании — Google и Facebook, потому что у них самая широкая линейка сервисов, они не подчиняются нашим законам. Должен быть создан недискриминирующий доступ к данным. Это значит, что маленькая компания из Томска должна иметь возможность, если она развивает нейронные сети, получить доступ к большим данным, которые ей взять неоткуда. Должны быть созданы какие-то пулы данных, их должно сделать государство. Цифровое неравенство надо преодолевать. И, в-третьих, надо решить вопрос ответственности за эти данные, то есть создать ситуацию, при которой они обезличиваются единым стандартным образом, когда есть единое пользовательское соглашение, — заключил Игорь Ашманов.

Smart City

Последний блок пленарного заседания был посвящен реализации проекта SmartCity в Томске. Здесь своим видением «умного» города поделилась профессор университета Касабланки и руководитель проекта Smart City в Марокко, одна из лидеров топ-10 Innovative African Women Аватифф Хаяр.

 Она рассказала, как африканские инноваторы планируют «малой кровью» сделать Касабланку «умной». Для это они предлагают активно использовать смартфоны самих жителей. Таким образом будет сформирована смарт-среда города, где каждый гаджет будет выполнять роль разного рода датчиков, а также станет средством для распространения образовательных программ как для бедных, так и богатых горожан.

Ее собеседником выступил заместитель губернатора Томской области по экономике Андрей Антонов. Он рассказал о томском опыте движения в сторону SmartCity, в том числе, о реализуемом в регионе проекте «Живой лаборатории».

Александр Баранов, технический директор компании MultiPass, выступавший в качестве эксперта сессии, рассказал, почему томские айтишники делают «умными» другие города:

— Могу прикинуть список из 20 пунктов, почему там, а не здесь. Если свести все в некие блоки, то основным будет высокий уровень кооперации там, в отличие от нас. У нас, к сожалению, есть большое количество компаний, которые, даже находясь в одном регионе, не работают между собой. Это, наверное, проблема инженерного образования в том числе. У нас широкий взгляд на вещи, поэтому мы сейчас сделаем сами, не будем спрашивать соседей и коллег, — отметил Александр Баранов.

Вторым преимуществом реализации подобных проектов за рубежом эксперт назвал возможность очень быстро вывести разработку на уровень «живого пилота», быстрее связаться с руководителями больших компаний и, в случае успеха проекта, быстрее перейти на «коммерческие рельсы». Третье преимущество — логистика, которая, по мнению эксперта, всегда хромает в России (как с точки зрения коммуникаций, так и логистики). Последний момент — не слишком большая (хоть и не самая маленькая) ёмкость отечественного рынка.

 Тем не менее, даже при наличии большого количества преимуществ работы за рубежом Александр Баранов отметил, что и в Томске «наконец-то все складывается»:

 — У нас образовался альянс SmartCity, в который вошли университет, пять томских компаний, идет открытый диалог с администрацией. Я думаю, у нас будет замечательная тестовая площадка, которую мы сможем дальше масштабировать в рамках федерации как минимум. Мы запустим живую площадку, у нас есть движение вперед, процесс к победе, — отметил Александр Баранов.


Источник: Томский обзор
Опубликована: 13 ноября 2017 г.

Последнии публикации

13 ноября «Город IT» в Томске: каким может быть цифровое будущее для бизнеса, университетов и горожан

13 октября «Золотая осень» на ВДНХ принесла томскому региону новые контракты и награды

9 октября Средняя стоимость квартир снизилась на рынке жилья Томской области

5 октября Минфин России приглашает разработчиков, дизайнеров и журналистов на хакатон

4 октября Томск - один из городов, где работает стартап по вывозу старых вещей